^Наверх

logo

СОГБУ "Центр психолого-медико-социального сопровождения детей и семей"

Существуют различные виды внимания и различные проблемы, связанные с их нарушением. Например, невнимательность некоторых детей обусловлена их двигательной активностью и моторикой (им сложно завязывать шнурки или писать слова). У других детей тем, как они обрабатывают визуальную или аудио-информацию, у кого-то это связано с повышенной сенсорной возбудимостью, то есть реакцией на раздражители (слишком шумно или многолюдно).

Дети с тем или иным расстройством внимания могут не испытывать никаких затруднений в других областях, требующих концентрации. Например, если у ребенка проблемы с моторикой и ему трудно совершить несколько мелких последовательных действий, это не значит, что он плохо воспринимает визуальную информацию, но если учитель попросит переписать с доски несколько предложений, такой ребенок быстро устанет и начнет отвлекаться или просто смотреть в потолок. С другой стороны, если у этого ребенка хорошее визуально-пространственное восприятие, оно помогает ему в  решении математических задач. Такой ребенок будет прилежно сидеть над трудным примером и пятнадцать, и двадцать минут ни на что не отвлекаясь, а затруднения может вызвать лишь необходимость аккуратно записывать цифры в столбик. Так что в одной ситуации он не сосредоточен, а в другой очень внимателен. С собеседником наедине, когда никаких дел у него нет, и вообще ничего его не отвлекает, он прекрасно ведет беседу, мыслит логично и ясно.


Одни дети очень внимательны на музыке: могут заниматься на пианино или другом инструменте и полчаса, и час – не отвлекаясь, но усадите их решать примеры, и они примутся бродить по комнате, мечтать или ерзать на стуле. Они вовсе не нарочно уклоняются от домашней работы, просто их нервная система не приспособлена для такого рода занятий.

У ребенка зачастую бывает несколько проблем с вниманием. Скажем, у тех, кто плохо воспринимает зрительные образы (то есть объекты в пространстве), проблемы и с двигательным планированием. Дети плохо воспринимающие информацию на слух, обычно слабо реагируют на звуковые раздражители. Очень разговорчивые дети могут быть сверхчувствительны к шуму и определенным прикосновениям, а также изображениям. В школе, где масса разных раздражителей, всем им очень нелегко сосредоточиться.

Родителям порой кажется, что такой подход все излишне усложняет: «Речь идет лишь о том, чтобы быть повнимательней. Неужели эти вещи так влияют на способность концентрировать внимание?» Да, они очень влияют. И лишь поняв специфическую природу проблемы внимания, родители и педагоги сумеют помочь ребенку преодолеть или восполнить его недостачу. Тому кто плохо усваивает материал на слух, надо давать возможность воспринимать его зрительно. Детям с трудностями в моторике надо, как было уже сказано, предлагать описывать ситуацию словами. (Алфавит, нарисованный самим ребенком,  в виде человечков или зверей и коротеньких стишков к каждой букве –

замечательное развлечение, которое развивает не только моторику, но и фантазию. «Не надо, не надо, не надо на мышь нападать из засады!» Буква «н». Картинку придумайте сами.)

Неумение выстроить цепочку последовательных действий, трудности восприятия вербальной и зрительной информации, а также реакция на раздражители – все это влияет на качество внимания. У каждого ребенка своя причина или причины, чтобы ему было нелегко сосредоточиться. Наиболее распространенный случай – проблемы двигательного планирования, построения поведенческих последовательных цепочек. Дети с такими проблемами не могут совершать действия «автоматически». Даже проверить, положил ли ты в рюкзак все необходимые учебники, - требует немалых сознательных усилий, а потому об этом проще забыть.

У некоторых детей невнимательность обусловлена тем, как они воспринимают и обрабатывают зрительную и слуховую информацию. Их сбивает с толку тот факт, что у звуков и образов нет четкости и оформленных признаков, которые позволяли бы вычленять суть. Вниманию не на чем закрепиться, поскольку данные размыты.

Проблемы при обработке информации на слух называются расстройствами аудиовербального восприятия. В этом случае ребенку тяжело удерживать в уме последовательность звуков и слов. В школе ему трудно следовать указаниям учителя. Когда тот просит достать ручки и тетради и записать слова, он теряется – слишком много команд разом. Растерявшись, выключается, улетает мыслями далеко-далеко и возвращается, лишь когда учитель спрашивает, отчего он не пишет. Усваивать материал урока, запоминать номера телефонов, читать – проблема. Ему сложно соотносить звуки с буквами.

Став старше, ребенок с трудом воспринимает абстрактные понятия. Ему непонятны сами термины, и он лучше мыслит в действенных моделях или пространственных категориях. Так, большинство из нас, услышав новое слово, ищет ассоциации, которые помогли бы понять его значение. Например, родители объясняют значение слова «отвратительный». Они называют несколько простых, знакомых ребенку синонимов: «плохой, нехороший, гадкий». Но тому, кто с трудом удерживает в голове языковые конструкции, очень нелегко запомнить этот ряд и к тому же присоединить к нему новое слово. Аналогичным образом, чтобы понять рассказ, нужно уловить суть авторских метафор, сравнений и других языковых приемов, что также непросто.

Многие из тех, кто в детстве испытывал вербальные сложности, впоследствии становятся талантливыми переводчиками, социологами, философами. Свое превосходное пространственное восприятие они используют, чтобы компенсировать недостаток вербального характера. Им приходится тратить больше времени на осознание каждого предложения, абзаца и его визуализацию, но зато они анализируют его с математической точностью и ясностью.

При расстройствах визуально-пространственного восприятия ребенку сложно осознать, что он видит. В школе ему будет трудно на геометрии и географии, ведь там объекты надо видеть в пространстве. Он плохо ориентируется в незнакомом месте и легко может потеряться в чужом доме.

Иногда дети, относительно слабые в плане пространственного восприятия довольно сильны в аудиовербальном. Они чувствительны к нюансам, подробностям, но не могут увидеть целого. Например, в математике ребенок пользуется механическим запоминанием, но не визуализирует понятия. Просто выучивает, что 8-2=6 и никаких яблок, которые многие себе представляют. С физикой ему тоже нелегко, ведь там не достаточно просто запомнить формулу, надо представлять себе, какие процессы и явления стоят за символами.

Почти у всех детей слабые стороны компенсируются сильными. Ребенок, плохо ориентирующийся в незнакомом месте, будет особенно внимательно слушать, что говорят окружающие, и восполнит недостачу визуального восприятия за счет слухового.

Не стоит забывать, что обучение в начальной школе в основном построено на аудиовосприятии, то есть базируется на способности детей слышать и говорить. Вербальные системы очень важны для освоения чтения и письма. Даже если математика дается ребенку с трудом, он может восполнить это за счет простого запоминания. Но дети с сильным визуально-пространственным навыком все равно будут отставать в начальных классах. Обычно в этом возрасте «хорошими, одаренными» учениками зовут тех, у кого сильны вербальные способности. Но чем глубже и абстрактнее становятся понятия, тем больше шансов появляется у учеников с пространственным видением, а ребенок аудиовербального склада, так зависящий от хорошей памяти и не способный усвоить понятия, начнет отставать.

Вместо того, чтобы видеть причину таких закономерностей, мы зачастую бездумно навешиваем ярлыки и говорим, что этот ученик, который прежде был рассеян и не сосредоточен, «взялся в старших классах за ум», а вот этот, который так хорошо учился прежде, «разболтался, стал невнимателен и вообще ленится». Меж тем ни первый, ни второй не изменили отношения к учебе. Просто поменялся принцип подачи информации и критерий успешности. В идеале все эти вещи надо бы учитывать еще с первого класса. Зная, чем обусловлены успехи и неудачи детей, мы еще в начальной школе могли бы проявлять к ним большую терпимость и поощрять их усилия в нужном направлении. Это избавило бы «отличников», привыкших к тому, что их все хвалят, от разочарований и ошибок в средней и старшей школе. Зная эти слабые места, они научились бы с ними взаимодействовать.

Разумеется, все не так просто и однозначно. У каждого из нас помимо базовых черт характера и восприятия есть множество уникальных, только нам присущих проявлений. И ни одно занятие (будь то рисование, музыка или математика) не держится целиком только на способности визуального или слухового восприятия.

Личность – это многообразное сочетание недостатков и способностей, и первые всегда могут быть преодолены, а вторые получить удачное развитие при разумном подходе.