^Наверх

logo

СОГБУ "Центр психолого-медико-социального сопровождения детей и семей"

 

Дорогие ребята и уважаемые родители, а так же любые взрослые небезразличные к судьбе детей и подростков!

Детский Телефон Доверия работает для Вас и ради Вас. Вы можете обратиться за помощью в любое время с понедельника по пятницу с 9.00-21.00, в субботу с 9.00-16.00. По вопросам, требующим экстренной психологической помощи: жестокое обращение, сексуальное насилие по отношению к ребёнку, суицидальные мысли или тяжелое эмоциональная состояния, любые сложные и экстренные ситуации, возникающие в жизни. Кроме этого вы можете обратиться на ДТД по вопросам детско-родительских отношений, отношений со сверстниками, и любым другим вопросам, касающимся жизни и деятельности детей и подростков. Помощь оказывается квалифицированными специалистами, абсолютно бесплатно, анонимно и конфиденциально, с любого телефона при любом тарифном плане из любой точки России! Звоните и Вам помогут. Наша помощь на расстоянии Вашего звонка.

С первого дня профессиональной деятельности у каждого специалиста, работающего с детьми, появляется вероятность столкнуться с ребенком, который пережил в жизни то, что мы хотели бы, чтобы ребенку никогда не приходилось переживать. Чаще всего в «категорию риска» столкнувшихся попадают воспитатели дошкольных образовательных учреждений и особенно учителя школ.

 

«Не понимаю что ему надо. С тех пор, как он появился в классе, я просто не могу работать. Он как будто не слышит меня. За столько лет работы всякое видела, но тут чувствую себя бессильной… В классе его не любят. Родители с ним носятся, как с маленьким. А у меня их, между прочим, тридцать, и что – я должна остальных бросить и только с ним нянчиться?» - такой собирательный крик души педагога, наверное, хоть раз слышал каждый. Все это про приемных детей, но на самом деле, не только про приемных. Есть дети, которые и сейчас живут в кризисных семьях и придут в ваши классы. И есть дети, которые находятся в семьях не кризисных в социальном смысле слова – родители не наркоманы или алкоголики, не сидят в тюрьме, но при этом в их жизни могло что-то случиться – потеря родителей или одного из родителей, острые семейные конфликты или что-то еще. И все это, конечно, отражается на их поведении, на их развитии. И если специалисты, работающие с детьми к этому не готовы, то могут начаться всякие сложности. Во всех этих ситуациях мы можем говорить о травмах привязанности, более ярким носителем которых, зачастую является приемный ребенок.

Приемный ребенок и вправду непростой, особенно если в семье недавно. Он может не знать элементарных вещей, не умеет себя вести, у него настроение скачет: то бесится, то плачет, или все это сразу. А в классе действительно много детей, и у педагога – учебный план, а главное – не понятно, с какой стороны к этому особому ребенку подступиться, как найти общий язык. Ведь в какой мир он придет, как его встретят, не придется ли ему пожалеть о том, что он выбрался из учреждения – все зависит от всех нас, и особенно от тех, с кем ребенок проводит значительную часть жизни – от школьных учителей. Поэтому особенно важно больше знать об особенностях приемных детей не только будущим замещающим родителям, но и специалистам, которые много времени проводят с этими детьми.

Что же происходит с ребенком? Почему бывает так сложно? Для начала нужно разобраться, что же такое происходит с его жизненным стержнем – привязанностью.

Напомним, что привязанность – это эмоциональная связь между двумя людьми (изначально взрослым и ребенком), которая определяет, как ребенок будет строить отношения с миром в зрелом возрасте.

Так вот, привязанность у таких «сложных» детей, как правило, и бывает травмирована. Травматизация происходит, если ребенок в дошкольном периоде, особенно до трех  лет,  подвергался следующему одному или более  негативных воздействий:

  • Физическое, эмоциональное или сексуальное насилие;
  • Внезапное расставание с основным ухаживающим взрослым (например, болезнь или смерть матери, либо тяжелая болезнь и госпитализация самого ребенка);
  • Постоянное пренебрежение основными нуждами ребенка;
  • Хроническая депрессия у матери;
  • Перемена семьи или семей (например, переезды из одной замещающей семьи в другую);
  • Воспитание в учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Для детей, переживших тяжелые травмирующие события, общими характеристиками являются: потеря доверия к миру (потеря чувства, что мир – безопасное и справедливое место) и к взрослым, что приводит к трудностям формирования контактов; выраженное внутреннее напряжение; легко возникающий страх повторения травмирующей ситуации; растерянность; большое количество негативных эмоций, потеря позитивной перспективы будущего. Это приводит к нарушениям адаптации ребенка в семье и школе, трудностям взаимоотношений со сверстниками, дезадаптивному поведению, компенсирующему тяжелые эмоциональные переживания. Наряду с общими нарушениями при переживании конкретных травм могут проявляться и специфические особенности, обусловленные как характером травм, так и возрастом и уязвимостью ребенка или подростка.

Большинство детей из детских интернатных учреждений нередко с рождения – еще до получения острого травматического опыта – живут в психотравмирующих условиях, обусловленных насилием и пренебрежением нуждами со стороны родителей или опекунов. Такая среда непосредственно влияет на формирование у детей первичной привязанности, что сказывается сначала на отношениях с самыми близкими людьми (родителями, опекунами), потом с окружающими (сверстниками, воспитателями, учителями, другими взрослыми). Дети, подвергнувшиеся насилию в семье, а также дети, с которыми родители обращались непоследовательно, то проявляя заботу, то забывая о них, могут общаться с окружающими, проявляя одновременно зависимость и агрессивность. При этом ребенок может долго не воспринимать позитивное отношение к себе со стороны других людей как искреннее. Дополнительный острый травматический опыт (переживания травмы) усиливает эту особенность, являясь как бы подтверждением этой модели («Я плохой», «Мир опасный и непредсказуемый», «От меня ничего не зависит»).

Именно изменение эмоционального опыта за счет появления в жизни ребенка принципиально других отношений – доброжелательных, позитивных, принимающих – дает возможность коррекции исходной негативной модели отношений. На практике это означает, что если взрослому (например, психологу, социальному педагогу, социальному работнику, учителю) удается сформировать такие отношения с ребенком, преодолев его отвержение и недоверие, то это может привести к тому, что у ребенка изменится отношение к себе и другим людям. Условием действенности таких отношений являются устойчивость и достаточная продолжительность.

Также специалистам, работающим с детьми, важно помнить, что замещающая семья является реабилитирующей средой, а помощь в преодолении психологической травмы включает в себя необходимость работы с психологами и другими специалистами, а значит обращение к травматическим событиям, нередко к повторному их переживанию. Это приводит к повышению тревожности, агрессивности, к нежеланию обсуждать происшедшее. Дети нуждаются в том, чтобы взрослые понимали, почему они себя так ведут. Но, к сожалению, чаще всего дети такой поддержки со стороны взрослых не имеют, а это может приводить к повышению тревожности и негативизму и, соответственно, к снижению мотивации в учебной деятельности.

Более подробную информацию и консультации по особенностям взаимодействия с детьми, имеющими травмы привязанности, специалисты могут получить в СОГБУ «Центр психолого-медико-социального сопровождения детей и семей».

О.А.Шалдова, педагог-психолог

 

 

Использованная литература:

  1. Работа с детьми, перенесшими психологические травмы. Методика группового тренинга/ И.А. Алексеева и др. – СПб.: Речь, 2012. – 156 с.
  2. К вам в класс пришел приемный ребенок. Книга для учителя/ Л. Петрановская. – БО «Адреса милосердия», 2008. – 157 с.
  3. Томас Л. Нэнси. Когда любви не достаточно: Руководство по воспитанию детей-сирот с реактивным нарушением привязанности/ Литературная редакция: Базанова Елена, Митирева Ольга; Пер. с англ.: Яровикова Анна.- М.: МАКС Пресс, 2012.-176 с.