^Наверх

logo

СОГБУ "Центр психолого-медико-социального сопровождения детей и семей"

 

Дорогие ребята и уважаемые родители, а так же любые взрослые небезразличные к судьбе детей и подростков!

Детский Телефон Доверия работает для Вас и ради Вас. Вы можете обратиться за помощью в любое время с понедельника по пятницу с 9.00-21.00, в субботу с 9.00-16.00. По вопросам, требующим экстренной психологической помощи: жестокое обращение, сексуальное насилие по отношению к ребёнку, суицидальные мысли или тяжелое эмоциональная состояния, любые сложные и экстренные ситуации, возникающие в жизни. Кроме этого вы можете обратиться на ДТД по вопросам детско-родительских отношений, отношений со сверстниками, и любым другим вопросам, касающимся жизни и деятельности детей и подростков. Помощь оказывается квалифицированными специалистами, абсолютно бесплатно, анонимно и конфиденциально, с любого телефона при любом тарифном плане из любой точки России! Звоните и Вам помогут. Наша помощь на расстоянии Вашего звонка.

РОО «Право ребёнка»

Департамент Смоленской области по  образованию,

науке и молодёжной политике

СОГОУ «Центр психолого-медико-социального сопровождения»

МЕТОДИЧЕСКИЙ СБОРНИК

по итогам международного семинара

ПРОФИЛАКТИКА СИРОТСТВА.

УСТРОЙСТВО ДЕТЕЙ В ЗАМЕЩАЮЩИЕ СЕМЬИ

 

СМОЛЕНСК

2007

 


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

4

Документы международного семинара

1.  Состав Оргкомитета международного семинара

 

6

  1. Программа международного семинара

6

  1. Содержание папки участника

8

Доклады на международном семинаре

 

  1. Огарышева Э.Ф. Открытие семинара. Представление основных  докладчиков .

 

11

2. С.Н. Кузьменкова Роль государственных учреждений в устройстве

детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Опыт Центра психолого-медико-социального сопрвождения.

 

 

12

3. Christian Mesnier Анализ современной ситуации в сфере защиты прав детей во Франции. Система защиты детства во Франции.

 

19

4. Т.В. Шарыпова Развитие общественного инспектората детских

учреждений в Смоленской области.

 

27

5. Christian Mesnier

Anne – Marie Sermont Подготовка семьи и ребёнка к условиям

размещения. Сопровождение семьи специалистами. Реальные

примеры.

 

 

 

29

6. Опыт работы по семейному устройству детей «Дом Милосердия»

г. Санкт-Петербург.

 

35

7. М.В. Капилина, И.П. Осина Патронатное воспитание. Опыт

работы детского дома № 19 г. Москва.

 

36

Приложения

 

№ 1 Рекомендации Общественного совета при Министерстве образования и науки Российской Федерации, выработанные  в ходе 4-го заседания 27 июня 2007г.

 

 

54

№ 2 Рекомендации по организации и осуществлению деятельности  по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних в субъекте Российской Федерации (Письмо Министра образования и науки России А.А. Фурсенко руководителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации № АФ – 226/6 от 25.06.2007).

 

 

 

 

 

58

№ 3 Резюме проекта Федерального закона  О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования работы по профилактике социального сиротства и развития семейных форм устройства детей», подготовленного в Министерстве образования  науки России в июне-августе 2007 г. во исполнение поручения Первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Д.А. Медведева от 8 июня т.г. № ДМ-П12 – 277 и направленного в Правительство Российской Федерации в начале сентября с.г.

 

 

 

 

 

 

 

 

68

№ 4 Великий Новгород. Опыт организации восстановительной  работы с семьей  и несовершеннолетним: технология работы с нормативно-правовые документы (Из сборника Право ребенка на семью», сост. РОО «Право ребенка»)

 

 

 

71

 

Предисловие

 

В сентябре 2007 года в Смоленске на территории СОГОУ «Центр психолого-медико-социального сопровождения» был проведен международный семинар «Профилактика сиротства. Устройство детей в замещающие семьи». Инициаторами проведения семинара выступили  Региональная общественная организация «Право ребенка», которая известна  своей деятельностью по защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Ассоциация  ACER-Russie (Франция), Фонд защиты детства (Франция) и Департамент Смоленской области по образованию, науке и молодежной политике. Докладчиками на международный семинар, наряду с представителями   Смоленской области, были приглашены РОО «Право ребёнка», специалисты детского дома № 19 г. Москвы, специалисты социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Дом милосердия» (г. Санкт-Петербург), представители общественной организации «Наше дело» (г. Смоленск). Основными  докладчиками семинара выступили: Крестьен Менье – Директор Фонда Гранше, Президент Национальной ассоциации семейного устройства (Франция)  и Анн-Мари Сермо – специальный педагог центра терапевтических действия (Париж, Франция)

С приветственным словом  на  семинаре выступила начальник Департамента Смоленской области по образованию, науке и молодежной политике Малютенко Людмила Николаевна. Вела семинар в течение  двух дней исполнительный директор РОО «Право ребёнка» - Огарышева Эмма Федоровна.

В рамках международного семинара были проведены дискуссии на которых рассматривались такие важные проблемы как: роль государственных учреждений в устройстве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; изъятие ребёнка из семьи и помещение его в интернатное учреждение; отношение ребёнка с кровными родителями в условиях изъятия его из семьи; сопровождение замещающей семьи специалистами социальных служб; распределение ответственности между принимающими родителями и сопровождающими специалистами  и др.

По итогам международного семинара было решено выпустить методический сборник.

В части I методического сборника публикуются доклады участников международного семинара, во многом переработанные для публикации в сборнике.

В части II – некоторые новейшие документы, в том числе рекомендации по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних в субъекте Российской Федерации (Письмо Министра образования и науки России А.А. Фурсенко руководителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации № АФ – 226/6 от 25.06.2007); резюме проекта Федерального закона  «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования работы по профилактике социального сиротства и развития семейных форм устройства детей», подготовленного в Министерстве образования  науки России в июне-августе 2007 г. во исполнение поручения Первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Д.А. Медведева от 8 июня т.г. № ДМ-П12 – 277 и направленного в Правительство Российской Федерации в начале сентября с.г.

Следует отметить, что актуальность публикуемых в данном сборнике материалов полностью подтверждается  дискуссиями, проведенными в рамках международного семинара.

Мы надеемся, что позитивный опыт организации и содержания работы с замещающими семьями и детьми, оставшимися без попечения родителей, представленные в данном сборнике, также будет полезен и востребован.

 

ДОКУМЕНТЫ МЕЖДУНАРОДНОГО СЕМИНАРА

 

1. Состав оргкомитета

 

Acer-Russie (Франция)

Фонд защиты детства (Франция)

РОО «Право ребёнка» (Россия)

Департамент Смоленской области по образованию, науке и молодёжной

политике (Россия)

СОГОУ «Центр  психолого-медико-социального  сопровождения  (Россия)

 

  1. 1. ПРОГРАММА международного семинара

«Профилактика    сиротства. Устройство детей в замещающие семьи»

25 сентября

18.00 – 19.00  Рабочая встреча организаторов семинара и  докладчиков.

Согласование программы. Организационные вопросы.

 

26 сентября

 

9.00 – 9.30

Регистрация участников семинара

 

9.30 – 9.45

Открытие семинара

Огарышева Э.Ф. – исполнительный директор РОО «Право ребёнка»

 

9.45 – 10.00

Приветствие участников семинара

Малютенко Л.Н. – начальник Департамента Смоленской области по образованию, науке и молодежной политике.

 

10.15 – 11.00

Представление основных  докладчиков (Франция)

Christian Mesnier

Anne - Marie Sermot

 

11.00 – 11.30

Роль государственных учреждений в устройстве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Опыт Центра психолого-медико-социального сопровождения.

Кузьменкова С.Н. – директор Центра.

 

11.30 – 11.45

Перерыв. Кофе – брейк.

 

11.45 -  13.15

Анализ современной ситуации в сфере защиты прав детей во Франции. Система защиты детства во Франции.

Christian Mesnier

Anne - Marie Sermot

 

13.15 – 14.15

 

14.15 – 14.30

Обед.

 

Развитие общественного инспектората детских учреждений в Смоленской области.

Шарыпова Т.В.

 

14.30 – 16.15

Дискуссия

- Сравнение ситуаций в сфере защиты прав детей во Франции и России.

- Изъятие ребёнка из семьи и помещение его в интернатное учреждение как мера воздействия отрицательного и положительного, последствия изъятие как одна из необходимых крайних мер; отношение ребёнка с кровными родителями в условиях изъятия.

- Законодательные и психолого-педагогические критерии определения возможности и пользы устройства ребёнка в замещающую семью, при условии изъятия и сохранения кровными родителями своих прав и обязанностей.

 

16.15 – 16.30

 

16.30 – 17.00

 

 

 

 

17.00 – 17.30

 

Перерыв. Кофе – брейк.

 

Размещение в семье. Формы размещения. Секреты ремесла специалистов, работающих с замещающими семьями.

Christian Mesnier

Anne - Marie Sermot

 

Опыт  работы по семейному устройству детей «Дом Милосердия» г. Санкт-Петербург

Никитин В.М. – директор «Дома Милосердия» г. Санкт-Петербург.

17.30 –18.30

Подготовка семьи и ребёнка к условиям размещения. Сопровождение семьи специалистами. Реальные примеры.

Christian Mesnier

Anne - Marie Sermot

27 сентября

10.00 – 11.00

Эволюция развития семейного устройства. Роль и место приёмной семьи в системе семейного размещения. Роль власти в решении проблем семейного устройства.

Christian Mesnier

Anne - Marie Sermot

 

11.00 – 11.30

Технологии привлечения и подготовки приёмных семей.

Christian Mesnier

 

11.30 – 11.45

Перерыв. Кофе - брейк.

 

11.45 – 12.15

Патронатное воспитание. Опыт работы детского дома № 19.

Капилина М.В., Осина И.П. – специалисты детского дома     № 19 г. Москва.

 

12.15 – 13.00

Критерии отбора замещающих семей. Диагностика их возможностей и профессиональных качеств.

Christian Mesnier

Anne - Marie Sermot

 

13.00 – 14.00

 

14.00 – 16.30

Обед.

 

Дискуссия

 

- Адаптация  ребёнка и семьи к условиям размещения.

- Вхождение ребёнка в замещающую семью.

- Отношения между приемной семьей и кровными родственниками.

- Взаимоотношения между детьми.

- Современные программы подготовки и сопровождения замещающих семей.

 

16.30 – 17.30

Подведение итогов семинара.

3. Содержание папки участника

  1. Программа международного семинара «Профилактика сиротства. Устройство детей в замещающие семьи».

 

  1. Выступление преподавателя Семейного центра терапевтических действий Анн-Мари Сермо (Париж) и директора Фонда Гранше – Кристьена Менье (Париж).

 

  1. Рекомендации Общественного совета при Министерстве образования и науки Российской Федерации, выработанные в ходе 4-го заседания 27 июня 2007г.

 

  1. Рекомендации по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних в субъекте Российской Федерации (Письмо Министра образования и науки России А.А. Фурсенко руководителям органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации № АФ – 226/6 от 25.06.2007).

 

  1. Резюме проекта Федерального закона  О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования работы по профилактике социального сиротства и развития семейных форм устройства детей», подготовленного в Министерстве образования  науки России в июне-августе 2007 г. во исполнение поручения Первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Д.А. Медведева от 8 июня т.г. № ДМ-П12 – 277 и направленного в Правительство Российской Федерации в начале сентября с.г.

 

  1. 6. Великий Новгород. Опыт организации восстановительной работы с семьей  и несовершеннолетним: технология работы с нормативно-правовые документы (Из сборника Право ребенка на семью», сост. РОО «Право ребенка»)

  1. Сборник «От Чечни до самых до окраин…» Первый Международный Форум «Дети в чрезвычайных ситуациях».

 

  1. Проблемно-ориентированные сказки. Части I и II . Сост. Педагог-психолог Е.А. Корнееева.

 

  1. Сборник материалов «Семейное устройство детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в условиях специального детского дома. Часть I. Подготовительные мероприятия.

 

  1. Сборник материалов «Семейное устройство детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в условиях специального детского дома. Часть II. Ребенок в патронатной семье.

 

  1. Программа психокоррекционной работы с патронатными воспитателями, воспитывающими детей с проблемами в развитии. Сост. Педагог-психолог Е.А. Корнеева.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Доклады

на международном семинаре

Профилактика    сиротства.

Устройство детей в замещающие семьи

Смоленск,  25-27 сентября 2007 г.


Огарышева Э.Ф.

Исполнительный директор

РОО «Право ребёнка»

 

Уважаемые коллеги!

В России около 750 тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Ежегодно их число увеличивается на 120-130 тысяч. Более половины детей устраивают в семьи (опека, усыновление, приемная семья). Однако 200 тысяч детей-сирот продолжают жить в интернатных учреждениях (домах ребёнка, детских домах, интернатах), не получая той доли семейного тепла и заботы, которая необходима для полноценного развития и становления ребёнка.

В региональном банке данных Смоленской области на учёте стоит 1780 детей-сирот.

Создать механизм для устройства всех детей интернатных учреждений в семьи -  задача, которую поставил Президент России В.В.Путин в своём Послании от 10 мая 2006 года. Сегодня устройством детей в семьи занимаются органы опеки и попечительства (как правило, 1-2 специалиста по охране прав детей). Масштабно и профессионально работой по подбору семей и устройству в них детей могут и должны заниматься специалисты (психологи, социальные педагоги и др.) детских учреждений, организованные в уполномоченные службы по семейному устройству, в дальнейшем реорганизованные в Центры по семейному устройству и сопровождению детей и семей.

В Смоленске при организационном участии РОО «Право ребёнка» (г.Москва) в начале 2007 года был создан такой центр на базе специального дошкольного детского дома – учреждение нового вида СОГОУ «Центр психолого-медико-социального сопровождения» для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи.

Сегодня на базе центра  совместно с французскими коллегами мы проводим семинар на тему «Профилактика сиротства. Устройство детей в замещающие семьи».

Позвольте мне представить основных докладчиков нашего международного семинара это - директор Фонда Гранше, президент Национальной Ассоциации семейного устройства – Кристиан Менье. Кристиан также является специалистом по воспитанию детей, страдающих психическими заболеваниями, и их помещению в замещающие семьи Семейного терапевтического центра в местечке Суази-су-Сен (около Парижа).

Фонд Гранше занимается размещением детей в семьи с 1900 года (противотуберкулёзная направленность). С 1992 года Фонд оказывает помощь детям, заражённым СПИДом. Кроме того, что Кристиан Менье – директор Фонда, он ещё и управляющий двумя отделениями, занимающимися в настоящее время 147 детьми в Парижском Центре и 80 детьми – в Шартре. Это дети, испытывающие трудности в кровных семьях, ибо их родители имеют серьёзные социально-психологические и психические проблемы. Как руководитель Ассоциации семейного устройства, основанной в 1995 году, Крестиан занимается проблемами, как принимающих семей, так и биологических. Ассоциация занимается также развитием форм семейного устройства государственными учреждениями (интернатами).

Вторым основным докладчиком является Анн-Мари Сермо. Она работает в Семейном терапевтическом центре. Семейный терапевтический Центр создан в 1996 году. Центр подчиняется Ассоциации духовного здоровья 13-го округа Парижа. Это государственное психиатрическое заведение. Семейный терапевтический Центр – это специализированное заведение терапевтического типа, принимает примерно 30 детей и занимается их сопровождением в приемной семье.

Анн-Мари Сермо более 20 лет работает специалистом по воспитанию детей в учреждении, и уже 10 лет занимается специализированным помещением детей в приемные семьи.

 

Кузьменкова С.Н.

Директор

СОГОУ «Центр психолого-медико-социального сопровождения»

Роль государственных учреждений в устройстве детей-сирот и детей,

оставшихся без попечения родителей.

Опыт Центра психолого-медико-социального сопровождения

 

Неизбежность в изменении деятельности детского дома мы поняли давно. Обусловлено это было прежде всего высокой затратностью содержания ребёнка  и очень низкой результативностью после его выхода  в жизнь. Хотя дети, которые воспитывались в нашем детском доме, были  дошкольного возраста и в 7-8 лет они выбывали в школы-интернаты, мы интересовались как складывается их жизнь после выпуска из интернатных учреждений. К сожалению, жизнь бывших наших выпускников складывалась, как правило, неудачно. Некоторые из них повторяли негативный опыт своих родителей, многие не работали, семьи их распадались, их дети попадали в дома ребенка. Трудно найти место в жизни выпускникам детских домов, привыкли они к чрезмерной опеке и когда один на один остаются с реальной действительностью, начинают теряться и опускаться.

Что касается семейного устройства воспитанников нашего детского дома, то если первое время их усыновляли, то позже вообще их перестали принимать в свои семьи наши граждане. Так с 1990 года по 2004 год усыновлено было всего 14 детей, под опеку взято 18 детей, в кровные семьи возвращен 21 ребёнок и то половина из них потом опять оказались в интернатных учреждениях.

Словом ситуация была не из простых. К тому же и детский дом был специальным (коррекционным) и дети здесь были с проблемами в развитии (ЗПР, умственная отсталость в степени дебильности), у большинства детей наряду с такими диагнозами были и по 3-4 хронических заболевания, связанные с патологией  сердечно-сосудистой системы, опорно-двигательного аппарата, желудочно-кишечного тракта, органами зрения и слуха. Естественно, мы стали думать, как сделать детский дом более домашним, чтобы он не был похож на детский сад, на казенное учреждение, а больше представлял себя большой семьей со своими особенностями. Мы стали работать в этом направлении, пересмотрели интерьер помещений, где жили дети, постарались сделать так, чтобы в группах было по-домашнему, обновили мебель, купили картины, везде фотографии детей, их поделки. Подумали мы и над созданием индивидуального пространства для каждого ребёнка, если он захочет уединиться, подобрали индивидуальные игрушки для детей, фотоальбомы, личные вещи. Но конечно, этого было недостаточно. Дети привязывались искренне к некоторым взрослым, работающим в детском доме, расспрашивали их о семьях, просились в гости.

Мы стали за детьми закреплять индивидуальных наставников, которые стали приглашать детей в гости в свои семьи. Регулярными стали индивидуальные прогулки с детьми. Вводили семейные традиции, отмечали все вместе общий семейный праздник, день рождения детского дома. На праздниках у нас не было зрителей, все становились их активными участниками. Создали семейную группу, в которой все вместе жили дети, состоящие в родственных отношениях. Дни рождения детей отмечали  именно в тот день, в которой они родились. Готовили торт, пироги, накрывали стол, поздравляли именинника, дарили подарки. Дети начинали меняться на глазах, они становились более раскрепощенными, активными, не бросались на первого встречного с объятиями, не просили у него ничего. У них стало появляться чувство собственного достоинства. Отдыхать детей стали вывозить в санаторий. Словом, все было как будто хорошо. Но когда забирали в семью какого-либо ребенка из детского дома, для оставшихся здесь это был траур. Они просили меня найти им родителей, подарить их на день рождения, интересовались, но почему за ними никто не приходит.

В 2000 году мы узнали о 19-ом детском доме г. Москвы, где детей уже вовсю передавали в патронатные семьи. В беседе со мной инспектора по охране прав детей Ленинского района Жуковой В.М. мне было сказано, всё у Вас хорошо, а вот есть такой детский дом, который передает детей на проживание в семьи. Стали мы интересоваться этим направлением работы, но в области не было закона о патронатном воспитании, много было скептиков, которые не верили в разрешение этой проблемы. Но все-таки при  активной помощи  и поддержке департамента Смоленской области по образованию и с согласия директора детского дома № 19 г.Москвы нам удалось отправить на обучение туда трех наших специалистов, которые и до сих пор продолжают работать по этим направлениям и очень благодарны 19-ому детскому дому за их подготовку.

После их обучения мы подготовили программу «Развитие» на 2002-2007 годы, которую утвердили на педсовете, основной целью поставили перед собой – осуществление первоочередного права каждого ребенка жить и воспитываться в семье.

Наряду со всей этой работой мы постоянно информировали педагогический коллектив об опыте некоторых регионов, детских домов по передаче детей на постоянное проживание в семьи,  проводили их обучение, разъясняли, что такое патронатное воспитание, проводили индивидуальные собеседования, педагог-психолог проводила с педработниками специальные тренинги. Но всё равно при постоянном информировании, учебе коллектива чувствовалось какое-то внутреннее недоверие этой работе наших отдельных педагогов. Некоторые из них считали, что с такими детьми, которые воспитываются в детском доме, не справятся люди со стороны. Некоторые поддерживали эти начинания, но не были до конца уверены, что все получится. Поэтому было очень важно сформировать команду лиц, заинтересованных в разрешении этой проблемы. И такая команда у нас создалась и в первую очередь это специалисты, которые в 2002 году прошли обучение на базе 19-ого детского дома. Постепенно к нам стали примыкать более опытные специалисты, начинающие специалисты.

В 2002 – 2004 годах дети у нас отдыхали на каникулах в семьях наших сотрудников, выходные дни и праздники они проводили тоже в семьях. А население по-прежнему  безмолвствовало. У нас складывалось впечатление, что жизнь трудная, люди просто не хотят, а возможно и боятся брать на воспитание в свои семьи детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

В октябре 2004 года департамент Смоленской области по образованию и молодежной политике предложил нашему учреждению и органам опеки и попечительства г. Смоленска заключить трехсторонний договор о совместной работе по опеке и попечительству. И такой договор был заключен тремя сторонами 14 октября  2004 года. С этим документом мы вошли в совершенно новый этап семейного устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Для его реализации были подготовлены конкретные приказы и распоряжения по департаменту и органам опеки и попечительства, мероприятия. Ежемесячно проводились заседания, на которых обсуждались все вопросы, связанные с выполнением трехстороннего договора. Этот договор давал возможность детскому дому работать напрямую с людьми, желающими принять в свои семья детей-сирот. К работе подключились средства массовой информации. В декабре  2004 года в эфир по REN TV  вышла телепередача «Я жду тебя, мама», ведущая Лобанова Н.Н. Регулярными стали рублики в газетах «Губернские ведомости», «Смоленские новости», «Никольское кольцо» специальные рубрики под названием: «И мама услышит, и мама придет», «Я жду тебя, мама» и т.д. И вот эта тесная связь детского дома со средствами массовой информации, особенно телепередача «Я жду тебя, мама», сделали то, что годами никак не решалось. Сознание нашего население в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей стало меняться.

Раньше люди думали, что они окажут материальную помощь детям детского дома и этого хватит. Самое главное думали они, чтобы эти дети были сыты, имели игрушки, были хорошо одеты. А оказывается за каждым малышом, девочкой или мальчиком, стоит нерадостная жизнь, не любовь своих собственных родителей, побои и унижения. И оказывается каждый такой маленький человек все равно постоянно думает о семье, о маме и папе, и каждый из них хочет жить не в детском доме, а дома, в семье.

В детский дом, ежедневно, после такой передачи стали звонить люди, интересоваться  жизнью детей и спрашивать, как можно взять ребенка из детского дома в свою семью. Только благодаря слаженной работе с органами опеки и попечительства г. Смоленска, полному взаимопониманию мы смогли помочь этим людям  оформить документы с тем, чтобы  пригласить детей к себе в гости. А люди шли, у них было много вопросов, они интересовались буквально всем, а мы в свою очередь старались как можно лучше ответить на их вопросы, хотя некоторые из них ставили нас в тупик. История жизни некоторых наших детей была мало изученная, мы нигде не могли выяснить, подвергался ли ребенок физическому или физическому насилию со стороны взрослых, очень мало было сведений о родственниках детей. Тем не менее, мы старались побольше узнать о ребенке, звонили в районы, из которых поступил он, интересовались родителями и близкими родственниками.

В результате проделанной работы, по итогам эксперимента были взяты под опеку, только за один год, девять детей, все дети, а их было в то время 36 отдохнули летом 2005 года в семьях.

Наша работа показала не только хорошие результаты, но мы убедились в том в том, что люди, которые берут в свои семьи, должны пройти соответствующую подготовку и что все семьи принимающие мы должны сопровождать, помогать им и что без сотрудничества с принимающими семьями не может быть положительных результатов.

Всю эту работу мы проводили в рамках своего штатного расписания, все специалисты, которые работали в детском доме, они как бы параллельно вели и это направление. Хорошо нам помогали и общественные организации, в частности РОО «Право ребенка» Б.Л. Альтшулер, С.И. Пронина, они лично сделали все что бы наша работа по семейному устройству не остановилась. Они содействовали нам в дальнейшем обучении, ознакомлении с опытом работы передовых регионов страны по семейному устройству. Очень они нас поддерживали. В сентябре 2005 года был принят областной закон «О патронатном воспитании в Смоленской области», который нам давал возможность уже на законных основаниях, профессионально заниматься семейным устройствам детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. С сентября 2005 года мы стали проводить обучение кандидатов в патронатные воспитатели. Нам выделили две ставки дополнительно: одну ставку педагога-психолога и ставку социального педагога.

На базе детского дома была организована служба по семейному устройству детей, в обязанность которой входило и психолого-педагогическое и медико-социальное сопровождение. Вся работа детского дома теперь вращалась вокруг таких основных задач, как подбор, подготовка кандидатов в патронатные воспитатели, подготовка детей к проживанию в семьях, передача их в патронатные семья  и сопровождение.

В течении 2006 года на патронатное воспитание в семьи было передано 36 детей. Весной 2006 года у нас сложилась такая ситуация, что в детском доме в стационарных группах проживало меньше детей, чем в патронатных семьях. У нас возникла  необходимость в создании специальной службы сопровождение детей в патронатных семьях. Такую службу мы организовали, сократив одну стационарную группу. Молодые воспитатели, работавшие на группе, согласились работать в службе сопровождения.

Разрабатывали документацию этой службы, искали формы и методы сопровождения. В марте 2006 года открыли семейную гостиную, целью которой было, как можно больше рассказать людям о семейных формах устройства, о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей, их психологических особенностях, адаптации детей в период проживания в семьях и т.д. На заседаниях выступали специалисты детского дома, действующие патронатные воспитатели, люди, желающие принять в свои семьи детей сирот. Заседание семейной гостиной вела патронатный воспитатель Шарыпова Т.В.

Работа службы сопровождения совершенствовалась день ото дня, стали проводиться мониторинги развития детей, проживающих в семьях. С детьми на базе детского дома проводили занятия специалисты, педагог-психолог консультировала патронатных воспитателей, беседовала с детьми. Детей посещали в детских садах, школах, семьях. 2006 год и первая половина 2007 года мы по сути дела работали уже не как детский дом. Была большая текучесть детей, в группах иногда оставалось два – три ребёнка. А работа с семьями и детьми, проживающими в них, наоборот набирала все большие обороты. Появились новые трудности, проблемы. От некоторых детей в семьях стали отказываться. Причины были самые разные: ревность собственных детей, недовольство близких родственников, неумение понять ребенка и трудности с его поведением. Некоторые люди бравшие детей стали возмущаться, почему дети такие неблагодарные, мы их взяли, сделали доброе дело, а они не понимают и делают не то, что им говорят. Осложнились отношения между мужьями и  женами. Были сложности в отношении форм и методов воспитания детей. Некоторые прямо нам говорили, что Вам легко рекомендовать, скажите, что нам надо конкретно делать. Много было с такими людьми индивидуальных бесед, но с некоторыми пришлось расстаться. Но детей мы все равно не передавали в другие интернатные учреждения, мы им искали других людей, сумеющих понять детей и практически всем им находили. Сейчас эти дети живут в семьях в добром согласии и мире.

В 2007 году мы стали  работать над проектом Устава Центра совместно со специалистами  и руководством Департамента Смоленской области по образованию, науке и молодежной политике, его структурой, штатным расписанием.

29 мая 2007 г. СОГОУ «Специальный (коррекционный) детский дом для детей-сирот и детей, оставшихся  без попечения родителей», был изменен тип, вид и наименование на СОГОУ «Центр психолого-медико-социального сопровождения».

В течение июня 2007 года шло оформление нормативно правовых документов на центр.

В июле работали над положениями отделов, должностными обязанностями сотрудников, беседовали с кандидатами на должность специалистов отделов центра.

Естественно, работа по семейному устройству и сопровождение детей в семьях продолжалась. Говоря о патронатных семьях, следует подчеркнуть, что в связи с решениями  правительства поддержать приемные семьи, наши патронатные воспитатели стали переводить детей в приемные семьи. Этим вопросом занималась служба сопровождения, в дальнейшем отдел психолого-педагогической и медико-социальной помощи детям и семьям. Видя, что ребенок прижился в патронатной семье, что у него сложились хорошие взаимоотношения с членами семьи, мы предлагаем им перевести детей в приемные семьи. Первое время патронатные воспитатели боялись, что мы их бросим если будут возникать какие-то трудности с ребенком. Мы их успокоили и сказали, что Центр обязан заниматься приемными семьями, да мы, и не позволим себе отказать нашим семьям и детям в конкретной помощи.

Третий месяц функционирует наш Центр. Трудно за такой период времени делиться опытом. Опыт у нас есть, но в основном по семейному устройству и сопровождению. Что касается таких отделов, как отдел по профилактике социального сиротства, методический отдел, то здесь ещё много не ясного и предстоит нарабатывать практику работы.

В настоящие время мы пересматриваем работу отделов по развитию семейных форм устройства, по оказанию психолого-педагогической и медико-социальной помощи детям и семьям.

После обучения кандидатов в патронатные воспитатели и приемные родители вводим с ними индивидуальные собеседования, планируем выезды в районы для встреч со специалистами, которые занимаются семейным устройством детей. Готовим некоторые изменения и в план подготовки людей, желающих принять в свои семья детей-сирот и детей, оставшихся  без попечения родителей.

Есть у нас определенные намерения в совершенствовании работы отдела по оказанию психолого-педагогической и медико-социальной помощи. В настоящее время готовится компьютерная программа психолого-педагогического и медико-социального сопровождения принимающих семей. Дети, проживающие в патронатных семьях, закрепляются за конкретным социальным педагогом. Планируем выделить одного социального педагога для работы с кровной семьей. Налаживаем отношения со специалистами детских садов, общеобразовательных школ, которые посещают наши дети.

Даем индивидуальные консультации не только в Центре, но и по телефону.

Не выработана пока система в работе отдела по профилактике социального сиротства. Хотя здесь тоже уже есть определенные наработки. Поставили на учет 7 неблагополучных семей, у которых есть дети. Проводим с ними работу на дому. Мы пока не добились, что бы они приходили за помощью сами в Центр, но думаем, что это не далекое будущее.

Одну одинокую маму устроили на работу, пролечили от алкоголизма, сейчас она на пути к исправлению. Её сын временно помещен в наш Центр. Отдел по профилактике социального сиротства стал работать с кровными родителями детей, которые проживают в Центре. Налаживаются отношения с общественными организациями, которые занимаются  вопросами защиты прав детей и семей. На базе отдела по профилактике социального сиротства открыт консультативный пункт. Разрабатывается документация отдела, изучается положительный опыт регионов по работе с социально неблагополучными семьями. Заключили договор о совместной деятельности с органами опеки и попечительства г. Смоленска. Исходя из нашей договоренности,  многие специалисты Центра, стали общественными инспекторами по охране прав детей. Теперь социальные педагоги, педагоги-психологи, юрисконсульт Центра  могут работать с социально-неблагополучными семьями, имеющими детей, по их месту жительства. Ведущая семейной гостиной, она же патронатный воспитатель, а теперь приемная мама совместно с группой энтузиастов из состава патронатных воспитателей и приемных родителей проводит работу по созданию общественной организации по защите прав детей и семей «Наше дело». Состоялось учредительное собрание, все документы находятся в регистрационной палате.

Методический отдел изучает уже накопленный практический материал по семейному устройству детей и сопровождению их в замещающих семьях, готовит к изданию сборник, посвященный этим темам. Помогает другим отделам в разработке и оформлении документации и методических материалов. В настоящее время практически готов наш сайт в Интернете по Центру, в котором наряду с нашими целями, задачами, положениями и другими информациями регулярно будут выходить наши вести, выступления, доклады специалистов.

Работа, которую мы проводим очень интересная, но сложная. Не хватает квалифицированных специалистов, сложно подобрать на работу к нам медиков. Испытываем трудности в обеспечении оргтехникой, канцелярскими принадлежностями, бумагой. Для издания методических сборников также необходимы денежные средства, которых просто нет на эти цели.

Выходим из положения, ищем спонсоров, помогают РОО «Право ребенка» г. Москва, благотворительный  фонд «Виктория». Мы надеемся на дальнейшее сотрудничество с ними. Мы готовы поделиться нашими наработками с теми, кто начинает и ведет работу по семейному устройству и сопровождению замещающих семей.ь самостоятельные решения)

 

 

 

 

 

 


Сhristian Mesnier

директор Фонда Гранше (Париж)

Анализ современной ситуации в сфере защиты прав детей во Франции.

Система защиты детства во Франции.

Французская система защиты детства является частью семейной политики. Она состоит из трех больших секторов:

  1. Медицинская и социальная защита детства.
  2. Административная защита детства.
  3. Правовая охрана детства.

Однако нужно заметить, что основной структурой защиты ребенка является семья, в которой он родился и должен иметь воз­можность развиваться.

Законы, касающиеся ребенка, находящегося в опасности, сове­туют судьям по делам несовершеннолетних пытаться всюду, где возможно, сохранить ребенка в семье. Если же отделение ребенка от семьи окажется единственным возможным решением, закон обязывает магистратуру пытаться получить согласие семьи.

Государственная политика социальной помощи постепенно вы­росла из действий отдельных частных лиц. И сейчас в этом направ­лении работают многочисленные ассоциации и частные учрежде­ния. Чаще всего они финансируются из государственных фондов.

О чисто наказательной стадии (уголовное преследование, помещение ребенка в воспитательное учреждение, лишение роди­тельских нрав) система защиты детства перешла к социальной ориентации с опорой на гуманитарные дисциплины (психологию, социологию, педагогику). При этом основные усилия направлены на помощь семье (воспитательная и финансовая поддержка).

Постепенно стало ясно, что невозможно помочь ребенку, остав­ляя без внимания его семью, лишая его социальной среды, в кото­рую он включен: двора, школы, культуры.

Социальная политика должна быть направлена на реализацию социальной помощи на местном уровне, чтобы ребенок в трудной ситуации имел доступ к профессиональным службам, оставаясь в знакомой ему обстановке.

Согласно указу от 23 декабря 1958 года воспитательная помощь находится в компетенции судьи по делам несовершеннолетних. Этот принцип был сохранен в законе о родительских правах от 4 июня 1970 года и включен в статьи 375 и следующие за ней гражданского кодекса:

«Если здоровье, безопасность или нравственность не обладаю­щего юридической дееспособностью подростка находится в опасности или он не может получать необходимого образования, то по инициативе отца, матери или службы или лица, которым доверен ребенок, или опекуна, или самого несовершеннолетнего, или министерства судья может вынести решение о мерах воспитатель­ной помощи. В качестве исключения судья может принять такое решение по собственной инициативе».

Речь не идет о том, чтобы заменить или устранить родителей, которые не в состоянии полностью осуществлять свои родитель­ские права. Речь идет о том, чтобы помочь семье восстановить свою способность к осуществлению этих прав.

Вмешательство суда по делам несовершеннолетних должно быть чрезвычайным событием. Закон требует, чтобы судья попы­тался получить согласие семьи на предлагаемые им методы помощи и помочь ребенку найти свое место в семье.

Медико-социальная защита детства

Согласно указу от 30 июля 1964 года, который потом вошел в 1-ю главу кодекса о здравоохранении от 12 декабря 1989 года, установлено 4 службы медико-социальной защиты ребенка.

- Служба охраны материнства и младенчества (РМI)

Эта служба предназначена для всех родителей, в том числе тех, которые ждут ребенка, и детей до 6 лет. Там работают врачи, акушерки, профессиональные няни, санитарки, приходящие на дом или оказывающие помощь в консультациях.

- Структуры помощи больным и трудным детям

Речь идет о помощи детям, которые страдают физическими, умственными, психическими и поведенческими расстройствами и не могут приспособиться к нормальной семейной, школьной, профессиональной или социальной жизни.

В этих случаях необходимы структуры лечебной, психологичес­кой, педагогической, воспитательной и социальной реабилитации.

- Служба здравоохранения школьников

В санитарном и социальном отношении эта служба играет ос­новную роль в защите здоровья детей, в особенности тех, которые испытывают существенные личные или семейные трудности.

В школьную бригаду входят врач школьного здоровья, сани­тарка и медико-социальный работник,

- Школьная социальная служба

В ее компетенцию входит ориентация и дальнейший контакт с трудными школьниками и учащимися, получающими профессио­нальное образование.

Эта служба должна активно участвовать в профилактике и защите несовершеннолетних, находящихся в опасности. Она сос­тоит из специализированных в школьной области социальных работников (сотрудников учреждений социальной помощи).

Административная защита детства

На организацию социальной помощи детству (АSЕ), подчинен­ную президенту областного совета, возлагается ответственность проводить в действие административную охрану и защиту детства.

АSЕ ответственна за проведение политики по профилактике опасных ситуаций и плохого обращения с детьми. Она также на­ходится на службе у суда по делам несовершеннолетних.

Можно указать 5 основных задач этой организации:

1. Оказать материальную, воспитательную и психологическую поддержку детям и их семьям, несовершеннолетним, обладающим юридической дееспособностью и совершеннолетним до 21  года, которые сталкиваются с трудностями, из-за которых их равновесие может быть существенно нарушено.  В этом смысле эта задача относится к области профилактики.

2. Принять общие меры (т.е. не направленные на отдельных лиц), нацеленные на предупреждение маргинализации и облегчение социальной интеграции подростков, молодежи и их семей.

3.Обеспечить необходимые меры, отвечающие потребностям вверенных социальным службам несовершеннолетних и следить за их ориентацией в сотрудничестве с их семьями ( за исключением детей-сирот и оставленных родителями детей).

4.Следить за материальными  и  моральными условиями,  в которых находятся дети, живущие в коллективных учреждениях или отдельно, вне их собственной семьи.

5. Проводить профилактику плохого обращения с ребенком, а также собирать информацию по конкретным случаям плохого обра­щения с ребенком и обеспечить его защиту.

Организация социальной помощи детству объединяет следу­ющие службы:

Административно-техническая служба включает:

 

Администрацию, занимающуюся управлением (в частности, инспектора по делам детства).

Технический персонал (сотрудники учреждений социальной помощи, воспитатели, психологи), которые помогают семьям на дому или осуществляют прием в консультациях, а также работают с учреждениями или семьями, где ребенок временно устроен.

Областной детский распределительный центр, который работает круглые сутки. Он занимается наблюдением и перерас­пределением детей.

Службу устройства ребенка во временную приемную семью, осуществляющую отбор, обучение и контроль семей, принимаю­щих детей на время. Интернаты безусловно необходимы, но у них есть свои недостатки. Никакой, даже очень хороший интернат не заменит ребенку отношений с родителями в семье. Детям, воспи­танным и выросшим в интернате будет не хватать жизненного опыта семьи, необходимого для построения в будущем их собст­венных семей и отношений с ребенком.

Учреждения: школьные государственные или негосударст­венные интернаты, детские дома (в прошлом - сиротские дома), общежития работающей молодежи, дома-общежития матери и ребенка, учреждения для детей с дефектами...

Негосударственные центры воспитательной работы в «открытой среде» (АЕМО)

Их цель - помочь и проконсультировать семьи по решению организации социальной помощи детству или судьи по делам несо­вершеннолетних .

Возможно обращение за содействием в АЕМО либо при подготовке помещения ребенка во временную приемную семью или учреждение, либо при попытке его избежать.

Профилактические клубы и бригады:

Они занимаются специализированной профилактикой, которая проводится на улицах, в кварталах, во дворах. Этот подход заклю­чается в попытке прямого и непосредственного контакта с подрост­ками и молодежью, который служит базой к последующей воспи­тательной работе; он опирается на следующие принципы;

-  Отсутствие официального поручения по каждому конкрет­ному случаю: профилактические бригады занимаются не отдельны­ми подростками, а работают с целыми кварталами.

-  Свобода выбора: эта часть молодежи обычно находится в конфликте с большинством учреждений и организаций. Им предо­ставляется полная свобода выбирать участвовать или нет в пред­лагаемых им видах деятельности. Роль воспитателей - попытаться их заинтересовать.

- Анонимная поддержка: речь идет о коллективной, а не инди­видуальной работе.

 

Правовая охрана детства

 

Юридическая часть системы защиты детства представляет осо­бый интерес, так как она опирается на гуманитарные дисциплины и отводит диалогу такое же важное место, как и праву.

Созданный в 1912 году суд по делам несовершеннолетних стре­мится найти иные, отличные от наказания несовершеннолетних правонарушителей, решения. Если в начале это был уголовный суд, то теперь он пытается найти адаптированные решения специфи­ческих проблем каждого конкретного ребенка, находящегося в опасности или совершившего правонарушение. Указом от 22 декаб­ря 1958 года компетенции судьи по делам несовершеннолетних были расширены и охватывают сейчас детей и подростков опасно­сти. Его работа нацелена на мобилизацию всех воспитательных, психологических и материальных средств, чтобы восстановить способность родителей осуществлять в полной мере их родитель­ские права. Этот подход стремится тому, чтобы родители смогли исполнять свой родительский долг, чтобы гарантировать ребенку условия нормального воспитания и образования.

В ведение суда по делам несовершеннолетних входят:

а) дети, находящиеся в опасности;

б) несовершеннолетние правонарушители и преступники;

в) надзор за правильным употреблением социальных пособий;

г)  помощь достигшим совершеннолетия молодым людям (от 18 до 21 года);

 

а) Суд по делам несовершеннолетних и детей в опасности

С 1958 судья по делам несовершеннолетних стал центральным лицом в процедуре воспитательной помощи.

Суд должен принять воспитательные меры и оценить ситуацию, в которой находится ребенок или подросток с точки зрения опасности грозящей его здоровью, безопасности, моральности или обучению (статья 375 гражданского кодекса).

Правосудие обычно вмешивается, чтобы подменить родителей, неспособных в данный момент осуществлять их родительские права. Речь часто идет не о том, чтобы наказать родителей, а о том, чтобы научить их воспитывать своею ребенка. Цель судьи по делам несовершеннолетних - объединить все средства, чтобы устранить ситуацию вредную и опасную для ребенка.

За исключение совсем маленьких детей, судья обязан выслу­шать ребенка и может назначить ему адвоката.

Родители ребенка могут подать апелляцию на постановление судьи по делам несовершеннолетних.

 

Развертывание процедуры воспитательной помощи:

Кто может возбудить эту процедуру?

1) Отец, мать, попечитель или опекун ребенка (15%).

2)  Прокурор республики (69%). Это наиболее частый случай, так как именно в прокуратуру (прокурору и заместителям проку­рора) направляются все предупреждения об опасности, грозящей ребенку, которые могут исходить от социальных служб, жандар­мерии, полиции, а также от любого лица.

3)  Ребенок сам может возбудить дело и быть инициатором своей собственной защиты, прося помощи у судьи.

4) Судья может начать дело по своему усмотрению (16%), если он получает информацию, о плохом обращении с ребенком, или испытываемых им трудностей,  исходящую от лиц не могущих начать дело (учителя, соседи, работники социальных учреждений). Он должен в этом  случае немедленно предупредить прокурора республики и родителей ребенка об открытии дела.

 

Что может сделать судья по делам несовершеннолетних?

1)   Проверить наличие реальной опасности и определить ее размер, прибегнув к расследованию (социальное или полицейское дознание).   Судья   может   впрямую   побеседовать   с   имеющими отношение к этому делу лицами, включая самого ребенка. Он мо­жет прибегнуть к психологическому исследованию и психиатри­ческой экспертизе, которые могут быть применены и к родителям.

2)   Вынести предварительные постановления,  «предписания». Встретив и побеседовав с родителями и ребенком, судья может принять предварительные меры, например, отделение и устройство ребенка вне семьи. Это то, что называют «устройством ребенка».

Срок действия этих предварительных мер ограничен 6-ю ме­сяцами, но он может быть продлен за обоснованием и по указанию прокурора. В любой момент судья может отменить решение, если он считает, что оно больше не соответствует интересам ребенка.

3)    Вынести окончательное решение, судебное постановление. После предварительных мер и исследования ситуации, судья должен вынести «окончательное», судебное постановление. В этом решении судья стремится обеспечить условия нормального разви­тия ребенка, либо сохраняя ранее принятые предварительные меры, либо устанавливая новые, вытекающие из социального иссле­дования ситуации ребенка.

Это решение принимается на двухлетний период.

В случаях, когда ребенок направляется в учреждение, по ис­течении первого года оно должно предоставить отчет судье, чтобы он мог проследить за результатами принятого им решения. По окончании двухлетнего периода нужно составить еще один отчет.

Какое решение может принять судья?

1) Сохранить ребенка в семье,

Следуя тексту закона: «Там, где это возможно, следует сохра­нять ребенка в его семье». Отделение ребенка от родителей может оказаться необходимым, но тогда надо сделать все возможное, чтобы это отделение было как можно менее длительным. Для этого необходимо «помочь семье преодолеть трудности, с которыми она сталкивается» (статья 375 гражданского кодекса).

Сохранение ребенка в семье может одновременно сопровождать­ся назначением воспитательных мер, осуществляемых частными или государственными организациями (АЕМО) в «открытой среде».

Судья может решить сохранить ребенка в семье при выполнении некоторых условий: например, при условии посещения ребенком школы и при условии врачебного или психиатрического наблюдения.

2) Отделение ребенка от семьи и помещение его в учреждение или временную приемную семью.

Ребенка изымают из семьи при наличии двух одновременных условий:

- ребенку постоянно угрожает опасность;

- его семья не в состоянии оградить ребенка от грозящей ему опасности.

Ребенок может быть направлен в государственное или не государственное специализированное учреждение или доверен ор­ганизации социальной помощи детству, которая ищет для него специализированное учреждение или временную приемную семью.

Судья может также решить назначить ответственным за ребенка одного из родителей или другого члена семьи или «третьего лица, достойного доверия» (дедушку или бабушку, тетю, дядю и т.д.) «Третье лицо, достойное доверия» получает от организации соци­альной помощи детству денежное пособие на воспитание ребенка, покрывающее его нужды.

По закону судья должен стремиться к тому, чтобы:

- сохранить ребенка в семье, когда это возможно;

- заручиться согласием родителей на принимаемые меры;

- ребенок вернулся домой, как только это будет возможно.

Срок помещения ребенка в специализированное учреждение или временную приемную семью не должен превосходить двух лет. Он может быть продлен только после пересмотра дела ребенка.

3) Назначение мер по воспитательному сопровождению: АЕМО.Чтобы помочь родителям преодолеть трудное положение, судья может вынести постановление о воспитательных мерах в «открытой среде».

В ходе судебного заседания в присутствии родителей, и в тексте постановления судья должен обозначить цели воспитательной работы, предоставляя работникам социальных учреждений свободу в выборе средств.

Эти меры проводятся в действие либо государственными, либо негосударственными организациями. В любой момент постановление может быть пересмотрено по просьбе прокурора, родителей, самого несовершеннолетнего, соци­альных организаций или по инициативе судьи.

Судья может принять решение даже если родители не согласны, но закон требует от судьи, чтобы он постарался склонить их к согласию.

Родители сохраняют те родительские права, которые не про­тиворечат осуществлению принятого решения. Родители не ли­шаются родительских прав даже в случае помещения ребенка в спе­циализированное учреждение или временную приемную семью. Судья выступает в роли родителей, только в случае их отсутствия. У них спрашивают согласия по всем важным вопросам, касаю­щимся ребенка. Они одни имеют право дать согласие на операцию, брак, аборт, путешествие за границу или выбрать школьную ориентацию ребенка.

Они имеют право на переписку с ребенком и посещение ребенка, но в некоторых случаях (и только по очень серьезным причинам) судья может временно лишить этих прав, если это необходимо.

Когда дело закрыто, говорят, что принято решение об отмене. Это означает конец всех предписанных мер.

Судья имеет возможность закрыть дело, когда ребенок больше не находится в опасности или когда родители в состоянии нести ответственность за ребенка. Прокуратура снова может его открыть, если этого потребуют обстоятельства.

 

б) Суд по делам несовершеннолетних преступников и пра­вонарушителей

18 лет - это установленный возраст, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности.

Не достигший 18-ти лет ребенок или подросток находится в ведении специального суда. Это либо:

- суд по делам несовершеннолетних правонарушителей, либо

- суд присяжных по делам несовершеннолетних преступников.

Несовершеннолетний пользуется привилегией перед законом, который гарантирует ему, что суд примет во внимание его незре­лость и потенциальную способность найти свое место в обществе.

 

Статья вторая указа от 2 декабря 1945 года о правонарушениях и преступлениях детей и подростков советует судьям по делам несовершеннолетних отдавать предпочтение воспитательным ме­рам, а не наказанию.

В гипотетическом случае, когда наказание все же необходимо, оно должно быть в два раза легче, чем для взрослого, совершив­шего то же самое преступление.

Подход, направленный на осознание и попытку исправить

 

Этот подход получил юридическую основу в законе от 4 января 1993 года.

Заставляя несовершеннолетнего нарушителя осознать ущерб, нанесенный его поступками и исправить его последствия, этот подход преследует педагогическую цель. Она заключается в разви­тии у правонарушителя чувства ответственности, помогая осознать существование и содержание закона и последствия его нарушения для самого ребенка, для жертвы и для всего общества.

Этот подход играет важную роль в решении психологических проблем ребенка для его включения в общество. «Помощь несо­вершеннолетнему в его попытке исправиться является основой воспитательной работы».

 

в) Надзор за правильным использованием социальных пособий

С 1946 года в компетенцию суда по делам несовершеннолетних входит наблюдение за тем, чтобы социальные пособия действи­тельно использовались на удовлетворение нужд ребенка.

Статья 551 кодекса социального обеспечения:

«В тех случаях, когда дети, на которых семья получает посо­бие, воспитываются в плохих условиях с точки зрения питания, жилья, гигиены или когда пособие используется не на удовлетво­рение нужд ребенка, судья может приказать платить пособие не главе семьи, а физическому или юридическому лицу, называемому «опекуном по социальным пособиям».

 

г) Суд но делам молодежи (совершеннолетних от 18 до 21 года).

В июле 1974 года было постановлено, что ребенок достигает совершеннолетия в 18, а не в 21 год. Следовательно, в момент достижения совершеннолетия молодые люди, ответственность за которых до этого несла организация социальной помощи детству, оказываются без всякой поддержки. В то же время они еще не в состоянии обеспечивать себя. Декретом от 18 февраля 1975 года они имеют возможность просить судью по делам несовершен­нолетних о продлении воспитательной помощи.

В этом случае судья может предложить ту или иную помощь, которую молодой человек может принять или от которой он может отказаться. В любой момент молодой человек имеет право растор­гнуть контракт. Он является совершеннолетним и свободен жить, так как он хочет, но он должен выполнять свои обязательства. Организация социальной помощи детству может оплачивать его жилье и оказывать денежную помощь, чтобы он смог начать или возобновить свое образование. Ему также предлагается моральная и воспитательная поддержка.

 

Шарыпова Т.В.

Общественная организация «Наше дело»

Развитие общественного инспектората детских учреждений

в Смоленской области

Прежде всего, я хочу поприветствовать гостей и участников  нашего семинара на героической  и исторической Смоленской земле.

Мы с вами знаем, что общественные организации не наделены  юридически такими функциями, как инспекторат и надзор. А вот содействие государственным органам в отслеживании правового регулирование и практическую эффективность деятельности государственных органов и органов местного самоуправления в сфере реализации и защиты прав детей и семьи – вот те проблемы, которыми занимается наша общественная организации.

У нашей общественной организации в Смоленске и в Смоленской области много друзей и помощников, мы  выявляем семьи, которые находятся в трудной жизненной ситуации, и стараемся решить их проблемы. C самого начала нашей деятельности мы столкнулись с тем, что наша власть  – областные органы власти, органы социальной защиты и прочие АБСОЛЮТНО НЕ СПОСОБНЫ НИ НА ЧТО  кроме одного - вынести постановление об отобрании ребёнка. Они сами плодят сирот этой своей работой. А законопроект депутата Лаховой направлен на сохранение всей этой системы, поскольку он провозглашает, что никакие профессионально юридические или физические лица «не допускаются» к этой работе, заниматься семьей и детьми вправе только чиновники, как это имеет место и сейчас.

Хочу отметить, что помимо того, что я являюсь председателем общественной организации, я ещё и мама троих приемных детей, у которых есть проблемы со здоровьем. Девочке с неизбежностью грозил пожизненный собесовский интернат, а сейчас она посещает общеобразовательную школу, занимается дополнительно в кружках и не чем не отличается от своих ровесников, которые  всю свою жизнь провели в семье. По началу больше года дети были на патронате, в этот тяжелый период огромную помощь нам оказали специалисты службы сопровождения специального детского дома, а когда мы себя почувствовали уверенно, семья так сказать сформировалась, тогда мы «переоформились» в приемную семью. Это всё я рассказала вам потому, чтобы вы поняли, что мне очень близки проблемы и заботы таких семей как наша. Именно поэтому мы считаем, что нашей  стране как воздух нужна такая форма в Федеральном законодательстве как «патронатное воспитание», также как правовое основание для работы по ранней профилактике сиротства - «социальный патронат». В нашей стране необходимо иметь такую  эффективно работающую систему,  при которой опека усиленная профессиональными учреждениями будут отслеживать, и сопровождать каждого ребёнка, каждую семью нуждающуюся в помощи государства. Если бы существовал такой закон, который  позволил бы реформировать интернатную систему в «Центры по патронату», то он смог бы создать правовые основания для исполнения Поручения президента России: «Правительству совместно с регионами создать такой механизм, который позволит сократить число детей, находящихся в интернатных учреждениях…»

Благодаря тому, что друзьями нашей общественной организации является большое количество приемных семей, проживающих в разных уголках Смоленска и Смоленской области, которые на своих местах являются аккумуляторами по сбору информации, мы знаем практически все о тех семьях, которые нуждаются в государственной помощи. Вся эта обширная информация стекается в наш центр, а, учитывая, что мы имеет свои отделы такой как: информационный, медицинский, юридический, психолого-педагогический, где на общественных началах работают профессионалы своего дела, то и помощь тем, кто оказался в трудной жизненной ситуации приходит оперативно и качественно.

Но есть проблемы, которые общественные организации решить не могут, это проблема жилья для детей-сирот. С этим мне и моим товарищам приходится сталкиваться все время. Сейчас я не могу не сказать про ужасную проблему жилья для детей-сирот. Нельзя дальше терпеть, то, что у нас в стране есть бездомные никому не нужные дети, которых мы сами делаем бомжами. Я прошу изучить возможность специального закона о федеральном фонде социального жилья, которое можно будет предоставлять крайне нуждающимся детям-сиротам, многодетным семьям, семьям с детьми-инвалидами  в порядке социального найма.

Мы считаем, что необходимо приложить все силы, для того чтобы государство и государственные чиновники обратили внимание на  проблему детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, чтобы как можно больше детей из сиротских учреждений  обрели  семью, а детские дома были реорганизованы.

 


Сhristian Mesnier

директор Фонда Гранше (Париж).

AnneMarie Sermont

преподаватель Семейного центра терапевтический действий.

Подготовка семьи и ребёнка к условиям размещения.

Сопровождение семьи специалистами. Реальные примеры.

 

Сейчас пойдет разговор о работе команды по сопровождению семьи. Это вопросы, связанные с преодолением негативных проявлений социального окружения: как принимающие семьи и социальные службы с этим справляются, а также проблемы сопровождения молодых людей, выходящих в независимое проживание, как это бывает во Франции.

Постараюсь объяснить конкретно, что мы называем функцией сопровождения, как мы, члены этой технической команды, организуем сопровождение детей, принятых в семью. Очевидно, я буду вынужден затронуть проблему взаимодействия с приемной семьей.

Из нашего собственного опыта, когда мы помещаем ребенка в семью,  нам кажется главным отметить следующее: члены технической команды, которые сопровождают ребенка, участвуют вместе с ним на всех этапах, делят все ощущения и эмоции. Невозможно «вмешиваться» и завоевывать доверие приемной семьи, если мы сами не собрали достаточно сведений о ребенке в момент его помещения в семью.

Опыт, методы и практики сопровождения отличаются в зависимости от службы. Например, наша служба является сторонником естественного сопровождения ребенка. Это значит, что мы не создаем специально исключительные ситуации, чтобы встретиться с ребенком. Мы тестируем разные аспекты жизни ребенка, чтобы понять, в каком он состоянии, как он развивается в рамках этого сопровождения. То есть сопровождение ребенка во всех составляющих - от приемной семьи до нашей службы. Когда я говорю, служба, я имею в виду наше участие во время консультации у психолога, врача, организация встреч с его родителями и т.п. Мы едем за ребенком, забираем его, и привозим домой. Чтобы проанализировать поведение ребенка, мы наблюдаем за его поведением в тех или иных ситуациях, в общении со своими кровными родителями. В некоторых случаях мы организуем группы детей, так называемые клубы по интересам (экскурсии, походы, игры). Это дает нам возможность наблюдать за ребенком, иметь совместные «кусочки жизни». Для нас, это возможность помочь ребенку избежать каких-либо ошибок. Мы видим как взаимодействует ребенок со взрослыми, как он ведет себя, что говорят ему приемные родители. Этот элемент сопровождения очень для нас важен, мы можем накапливать собственные знания об особенностях ребенка, приобретаем опыт. Но эти знания могут отличаться от тех, которые существуют в приемной семье.

Это первая составляющая в процессе сопровождения ребенка. Другая важная часть работы сопровождения касается собственно ребенка. Нам представляется важным, чтобы ребенок строил свои отношения с человеком, который понимает его ситуацию, который всегда рядом, и может видеть разные стороны жизнедеятельности и характера ребенка.

Можно накопить годы опыта, но для нас определяющим является возможность видеть сегодняшнею ситуацию со всех сторон, в разных преломлениях, например, когда ребенок отказывается покидать приемную семью, сердится, если мы приглашаем его куда-то уехать, и когда мы возвращаемся к приемным родителям после отсутствия и видим при возвращении уже другое отношение, нам это очень важно. Мы видим разнообразные, парадоксально отличные ситуации, и это позволяет нам понять, что  происходит в голове ребенка, то есть мы живем вместе с ним, переживаем вместе с ним. Чрезвычайно важно, чтобы психолог сопровождал встречи ребенка с родителями, наблюдал за его поведением. Нужно, чтобы специалист видел «голую» реальность, в любом другом случае мы будем судить о ребенке на основании наших искусственно созданных теорий, воззрений, мы будем проецировать наше знание, видение, в то время как единственный способ понять, что у него в голове - прожить с ним важные для него кусочки жизни.

Важным является то, что мы наблюдаем за поведением ребенка в разных ситуациях: встречи с биологическими и с приемными родителями. Проанализировав все это, мы можем помочь ребенку и объяснить ему, как трудно для него жить в такой раздвоенной ситуации. Если же мы терпим и позволяем ему проявлять себя свободно в самых разных ситуациях, то мы даем ему понять, что эти разные стороны его жизни, его поведения не так уж противоречивы, все это он.

Для нас есть еще один важный аспект в сопровождении - это быть собеседником, слушать ребенка, быть наблюдателем. Мы не родители, не приемная семья, мы не вмешиваемся в существующие у него отношения, в разные стороны его двойственной жизни, в конфликты. С нами он может быть откровенным, он может сказать: «Случается, что я ненавижу свою приемную семью» или «Я одновременно и люблю и ненавижу их» и он знает, что никаких последствий не будет, что мы не судьи ему.

Бывает, что ребенок боится, что его поймают на слове, что приемные родители, узнав, откажутся от него. Тогда он ничего не скажет, а будет выражать действиями свои противоречивые чувства. Точно также ребенок не может сказать своим биологическим родителям, что ему с ними трудно. Поэтому в ситуации сопровождения ребенку предоставляется возможность выразить все свои чувства по отношению и к тем и к другим, высказаться, поэкспериментировать со своими чувствами. Это не означает, что внутри приемной семьи у него этих чувств нет, наоборот, есть очень сильные чувства, но он не может их сказать, не может объяснить, с чем связаны переполняющие его эмоции, например, что это связано с его прошлыми травмами.

Отношения в рамках сопровождения позволяют нам жить с ним, быть в той же лодке, что и ребенок. Мы не можем остаться снаружи, индифферентными наблюдателями. Присутствие в жизни ребенка зовет нас к действию, т.к. это совместное переживание, мы не можем оставаться нейтральными, мы всегда должны оставаться на стороне ребенка, чтобы позволить ему сформироваться как личности.

Понятие сопровождения широко используется разными службами, учреждениями, но за этим кроется каждый раз новое наполнение, каждый ищет возможность найти моменты в сопровождении, достаточные, чтобы наблюдать и изучать ребенка. Есть моменты, когда сопровождение может быть свободней, не таким тесным, иногда социальный работник часто видится с ребенком в семье.

Идея сопровождения, предполагает, что соцработник - это свидетель, он должен присутствовать, даже когда все идет хорошо, потому что, если ситуация станет не такой хорошей, он будет лучше понимать, что произошло и он сможет   помочь семье, так как он прожил с ней и гладкий период. А если нашего специалиста там не было, тогда он не сможет так компетентно вмешиваться и объяснять. Поэтому нельзя соглашаться на то, чтобы специалисты были какое-то время вне этой семьи. Если позволить такое, то рано или поздно нам позвонят и скажут, что нужна скорая помощь.

Нужно постоянно работать и присутствовать во все периоды. Раньше в нашей организации был документ, в котором мы отмечали эволюцию ситуации: как часто и когда мы видели биологических и приемных родителей, ребенка. У нас было за правило регулярно отмечать эти встречи в документе, ежемесячный визит обязателен, видеть ребенка каждую неделю. Есть дети, которых мы видим часто в естественных ситуациях: например, привезти ребенка на экзамены, на медицинское обследование. Я предпочитаю их видеть детей как можно чаще и в естественной обстановке. Если я не отмечаю свои визиты, я вдруг обнаружу, что я не встречаю, ни семью, не детей. Поэтому очень важно, когда все идет хорошо, задавать себе вопрос: почему я его не вижу, с ним не встречаюсь, что там происходит, в чем дело?

Если говорить о количестве семей на одного педагога,  то у нас на одного педагога приходится около 20 детей. Мы перегружены, и когда в семье идет все хорошо, нас это очень устраивает. Кажется, если все идет хорошо, мы можем не встречаться с ребенком и по 6 месяцев. Поэтому надо обязательно в противоречие со своими ощущениями всякий раз интересоваться, как там идут дела. Этим мы в какой-то мере ответили, как быть с эмоциональной усталостью. Если мы будем работать только в роли пожарных, скорой помощи, то у нас не хватит сил, все силы наши истощаться. Такие случаи у нас в службе бывали. Но можно найти еще один источник информации, организуя встречи, собрания, хотя это дополнительная работа. И поэтому мы постоянно в беличьем колесе, мы бежим и бежим, и последствия этого негативные, потому что в некоторых службах социальные работники уходят через два года. Поэтому трудно установить преемственность, длительность в каком-то педагогическом проекте.

Какой выход я вижу? Уменьшать количество детей, за которых отвечает соцработник, например до 15, или же прописать количество встреч с ребенком, например, ежемесячно. Раз в месяц организовывать совещание, на котором проводить оценку состояния детей; еженедельные собрания всех специалистов, чтобы там решать проблемы организационного порядка, не считая постоянное обучение.

Особо хочется затронуть такую проблему как виды помощи воспитанникам приемных семей после достижения  ими совершеннолетия. В настоящее время идет серьезное обсуждение этого вопроса. Некоторые специалисты считают, что помещение ребенка в приемную семью происходит слишком поздно, и это мешает потом ребенку нормально расти, взрослеть. В том числе, так считает Морис Берже, опубликовавший в прошлом году две книжки, одна из которых имеет достаточно провокационное название: «Дети, которыми мы жертвуем ради защиты детства». Автор считает, что идеология поддержания ребенка в семье любой ценой имеет очень отрицательные последствия для ребенка. Он согласен с тем, что законы надо менять для того, чтобы в случаях, когда ситуация в семье нарушается (вследствие признанного плохого обращения или психических заболеваний родителей), можно было отдать детей в приемные семьи на длительный срок. Это позволило бы создать более раннюю и прочную привязанность у детей к приемной семье.Такая позиция далеко не всеми специалистами признается. Большинство из них считает, что место ребенка все-таки в его биологической семье, что нужно делать все возможное, чтобы оставить ребенка как можно дольше внутри своей собственной семьи, чтобы поддержать его связь с семьей. И когда возникает абсолютная необходимость перемещения ребенка в приемную семью, из-за возникновения опасности для него, обязательно поддерживать связи с семьей. Здесь возникает иногда очень резкие споры между специалистами, у которых бывают различные точки зрения на этот вопрос. Одни выдвигают на первое место интересы ребенка и права ребенка иметь хорошие условия, чтобы взрослеть. Другие специалисты выдвигают на первое место вопрос прав родителей и семьи, право ребенка жить в семье, даже если она несовершенна.

Помещение ребенка в приемную семью происходит достаточно редко, меньшинство детей пользуются этим правом защиты детства. Большинство же детей, которым оказывается помощь социальными службами в воспитании, все равно находятся в биологических семьях. Я хотел сделать это маленькое уточнение, чтобы не было ложного мнения. Часть специалистов во Франции стоят на той позиции, что ребенок должен обязательно воспитываться в своей кровной семье и что связь должна оставаться неразрывной. Это объясняет ту часть работы, которая проводится с биологической семьей, это законные обязательства органов соцзащиты. Есть еще вопросы, которые нам надо рассмотреть перед тем, как продолжить разговор. Был вопрос об том, как быть ребенку после завершения времени его пребывания в приемной семье. Есть два варианта: либо возвращение в родную семью,  либо самостоятельная жизнь ребенка. В большей степени нас интересует самостоятельная жизнь ребенка.

То, что касается окончания помещения ребенка в приемную семью и автономии, в большинстве ситуаций этот вопрос встает по достижении ребенком совершеннолетия (18-ти или 21 года). Конечно, бывает и возвращение ребенка в более раннем возрасте, например, к биологическим родителям. Однако, я буду говорить сейчас о первом случае. Мы вынесли из нашего опыта одно, какова бы не была подготовка ребенка, приемной семьи, биологических родителей, но момент конца пребывания ребенка в приемной семье - это момент, очень сильно влияющий на психику. В этот период снова возникают те же проблемы, которые были при приходе ребенка в приемную семью, возникают совершенно идентичные реакции. В частности, ребенок снова ощущает себя оставленным, ему трудно себя позиционировать по отношению к приобретенной им автономии. Ему трудно, так как он теперь самостоятелен, он чувствует, что прежняя роль в семье для него закончилась, все прожитое за эти годы снова возникает у него в сознании. Даже если подготавливать этот момент заранее, его все не спланируешь. Это происходит, потому что момент расставания всё равно сложен.

В некоторых случаях мы долго готовим молодых людей к самостоятельной жизни за год, за два, тем не менее, в момент получении автономии им не так просто найти себе работу, могут быть неудачи в дальнейшем образовании. Бывает, проходит год и больше, прежде чем молодой человек сможет встать на ноги.

Мы видим, что эта ситуация происходит в два этапа. Первый - это уход из приемной семьи, и здесь у нас бывают разные случаи. Например, нередко девочки очень быстро начинают жить с кем-то в паре. Они покидают приемную семью, чтобы сразу создать себе другую семью. Часто эти отношения бывают очень недолговечны, и у них возникает необходимость опять вернуться в приемную семью на какое-то время. Мы стараемся, чтобы это было не очень надолго, чтобы она смогла быстрее стать окончательно автономной. Для этого нам необходимы другие структуры. Иногда мы вынуждены поместить их в специальные учреждения временного проживания для совершеннолетних, чтобы молодые люди привыкли быть автономными, чтобы они смогли сами себя обслуживать, перед тем как они действительно смогут стать самостоятельными.

Часто совершеннолетие (время, когда можно принимать самостоятельные решения) - это возможность выразить свое несогласие, аппозицию, порвать все связи. Они, боясь момента расставания, часто пытаются ускорить события. Молодой человек ощущает свое отторжение и часто это бывает катастрофично. Несмотря на те связи, которые поддерживались между родителями и детьми, или если эти связи невозможно было поддержать, ребенок пользуется своим совершеннолетием, чтобы сказать: «Я проверю, что мои биологические родители не такие, как вы мне их описывали». И он проверяет это, совершает попытку вернуться в свою биологическую семью. И в 9 случаях из 10 это заканчивается катастрофой, через три месяца они возвращаются из биологической семьи, полностью разрушенные структурно. И тогда мы пытаемся что-то корректировать, когда ребенку 18-21 год, потому что старше это сделать уже сложнее. Иногда дети начинают увлекаться токсикоманией, пытаются как-то компенсировать себе эту травму, потому что подтверждение отторжения себя родителями для них совершенно невыносимо. Но они все равно хотят это проверить. На эти моменты мы обращаем пристальное внимание.

Мы можем говорить 16-летнему подростку очень много о том, что через два года он станет совершеннолетним, но он не понимает этого. Складывается впечатление, что для него это неожиданно, он реагируют достаточно резко на свое совершеннолетие. Дальше он переходит в общежитие для молодых людей или систему полуколлективного поселения молодых людей, где два, три человека в одной комнате с общей кухней. В таких общежитиях он начинает учиться жить автономно. Есть система сетей комнат или маленьких однокомнатных квартир, которые мы снимаем для них в городе. Там они пытаются сами руководить своим бюджетом и выходить из разных экономических ситуаций.

Есть барьер 21 год, когда оканчивается всякая социальная помощь, здесь уже нужны связи с частными ассоциациями, фондами, которые могут помочь, но у них средства ограничены. Кроме того, у нас есть обязательство отслеживать жизнь молодого человека в течение трех лет после его расставания с приемной семьей. По законодательству мы смотрим, как можно помочь ему в критические моменты. Большинство молодых людей сохраняют связи с семейным ассистентом (со своими приёмными родителями).

Некоторые негосударственные организации имеют фонды для того, чтобы осуществлять точечную помощь в конкретных случаях. В некоторых департаментах есть ассоциации бывших детей приемных семей, их поддерживает государство, у них есть средства, чтобы платить стипендии, помочь продолжить образование.

В Фонде Транше мы пытаемся создать ассоциативную помощь бывшим детям приемных семей. Но нам трудно, потому что обычно эти выросшие дети не хотят встречаться с другими. Может быть, у них остаются какие-то привязанности к приемным родителям и социальным работникам, пожелания встречаться с другими приемными детьми у них нет. Есть другие ассоциации, например, фонд, который руководит интернатами, созданным сразу после войны для помощи сиротам. Там есть ассоциация бывших приемных детей, они помогают друг другу в поиске работы и в других вопросах. У наших детей нет такого опыта совместной жизни, поэтому все персонализировано, нет ассоциаций.

 


Никитин В.М.

директор «Дома Милосердия»

г. Санкт-Петербург.

 

Из опыта  работы по семейному устройству детей

«Дом Милосердия»

 

«Дом милосердия» это – наименование неформального сообщества педагогов, психологов, юристов и представителей других специальностей, которые объединились для оказания помощи детям и семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации.

В 1992 году, на основе нашей инициативы и инициативы органов исполнительной власти г. Санкт-Петербурга был создан Муниципальный приют с одноименным названием «Дом милосердия» (ныне – Санкт-Петербургское государственное учреждение Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Дом милосердия»). Само название отражает деятельность нашего учреждения.

Ввиду того, что одним из главных направлений деятельности нашего сообщества с середины 90-х годов XX века стало содействие органам опеки и попечительства, в  устройстве детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в новые (принимающие) семьи, в 2006 году была создана Ассоциация Квалифицированного Устройства Ребенка в Семью («КУРС»).

Хотелось бы отметить, что в силу отсутствия в региональном законодательстве Патронатной семьи, как формы устройства детей - сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, основной акцент делается на развитие такой формы как Приемная семья. В настоящее время нам предстоит  большая работа по выработке юридических и организационных оснований взаимодействия органов опеки и попечительства с учреждениями и организациями, способными реально осуществлять психолого-педагогическое, медико-социальное и социально-правовое сопровождение замещающих семей. Т.е., предстоит сформировать то самое региональное законодательство, о котором, на протяжении всего 2007 года, регулярно говорят члены Правительства Российской Федерации, законодательство, наделяющее органы опеки и попечительства, как основной субъект семейного устройства, правами, позволяющими последовательно и полноценно использовать ресурс учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, общественных организаций в процессе  привлечения и подготовки потенциальных замещающих родителей, сопровождения принимающих семей.

 


Капилина М.В., Осина И.П.

Психологи Центра «Наша семья»

и  детского дома № 19 г. Москва

 

Патронатное воспитание.

Опыт работы детского дома № 19 г.Москва

Самое тяжелое событие, которое может произойти в жизни ребенка – это утрата родителей. Когда родители умирают или их лишают родительских прав, ребенок оказывается на попечении государства, и в его судьбе принимают участие взрослые, задача которых - насколько возможно, смягчить и восполнить утрату.

1. Утрата семьи.

Дети, чьи родители лишены родительских прав, переживают двойную жизненную травму: с одной стороны, это плохое обращение в родной семье и негативный жизненный опыт, с другой – сам факт разрыва с семьей.

Такую вынужденную разлуку ребенок воспринимает почти как смерть своих родителей. Традиционные представления о том, что дети «маленькие, ничего не понимают», что «им все равно» и «они быстро все забудут» - ошибочны. Дети точно так же, как и взрослые, чувствуют боль утраты близких отношений, но у них гораздо меньше возможностей защищаться, по сути – только один: стараться не думать о том, что с ними случилось.

Еще одно традиционное заблуждение – считать, что ребенок не может любить родителей, которые так плохо с ним обращаются. А если любит – значит, «сам - ненормальный». Однако сохранение привязанности к родителям как раз является одним из признаков «нормальности» ребенка. Потребность любить и быть любимым естественна для всякого душевно здорового человека. Просто эти дети любят своих родителей не такими, какие они есть, а такими, какими они должны были бы быть: додумывая хорошее  и не замечая плохое.

Детям трудно адекватно оценить причины изъятия их из семьи, и они могут воспринимать это как насилие, а представителей органов опеки – как агрессоров. Но даже тогда, когда перемещение было ожидаемым, дети испытывают страх и неуверенность, чувствуют себя зависимыми от внешних обстоятельств и незнакомых им людей. В соответствии с особенностями характера и поведения, после отобрания из семьи ребенок может быть подавлен, безучастен к происходящему или агрессивен. Но каковы бы ни были его реакции, взрослым нужно помнить: уход из семьи – самое значительное событие из всех, что происходили до сих пор в жизни ребенка.

Достаточно спросить себя: «А хотели бы мы оказаться в такой ситуации? Что бы мы чувствовали, лишившись привычного окружения людей и вещей – всего того, что мы называем «своим»?». И сразу исчезают сомнения относительно того, что такое событие может расцениваться кем-либо как «хорошее», потому что «правильно» и «хорошо» - разные понятия.

Все дети из неблагополучных семей хотят, чтобы их родные родители были нормальными, заботливыми и любящими.

Разлука с семьей по сути является признанием того, что для данного ребенка быть любимым своими родителями – невозможно.

И утрата семьи, даже если она была неблагополучной, - серьезная травма. Приносящая ребенку боль, обиду на родителей и на «жизнь вообще», чувство отверженности и гнев.

2. Привязанность и семья в жизни ребенка

«Я никому не нужен», «Я – плохой ребенок, меня нельзя любить», «На взрослых нельзя рассчитывать, они  бросят тебя в любой момент» - это убеждения, к которым в большинстве своем приходят дети, покинутые своими родителями. Один мальчик, попавший в детский дом, говорил о себе: «Я – лишенный родительских прав».

Привязанность – это стремление к близости с другим человеком и старание эту близость сохранить.

Глубокие эмоциональные связи со значимыми людьми служат основой и источником жизненных сил для каждого из нас. Для детей же это -жизненная необходимость в буквальном смысле слова: младенцы, оставленные без эмоционального тепла, могут умереть, несмотря на нормальный уход, а у детей постарше нарушается процесс развития.

Отвергаемые дети неблагополучны эмоционально – и это гасит их интеллектуальную  и познавательную активность. Вся внутренняя энергия уходит на борьбу с тревогой и приспособление к поискам эмоционального тепла в условиях его жесткого дефицита. Кроме того, в  первые годы жизни именно общение со взрослым служит источником развития мышления и речи ребенка. Отсутствие адекватной развивающей среды, плохая забота о физическом здоровье и недостаточность общения со взрослыми приводит к отставанию в интеллектуальном развитии у детей из неблагополучных семей.

Потребность в привязанности – врожденная, однако способность ее устанавливать и поддерживать может нарушиться из-за враждебности или холодности  взрослых.

Именно родительская депривация и последствия жестокого обращения являются основной причиной диспропорционального развития детей-«социальных сирот», а не «наследственность» и органические нарушения.

Формирование привязанности у младенцев происходит благодаря заботе взрослого и основывается на трех источниках: удовлетворение потребностей ребенка, позитивное взаимодействие и признание (цит. по кн. Веры Фалберг «А Child’s Journey through Placement», 1990)

 

SHAPE  \* MERGEFORMAT

?

доверие                   ?безопасность                привязанность

Возникновение потребности

Напряжение, недовольство

Удовлетворение потребности

Состояние покоя

 

 

Систематическая и правильная забота взрослого об удовлетворении потребностей приводит к стабилизации нервной системы младенца и уравновешиванию процессов возбуждения-торможения. Кроме того, благодаря правильному уходу, по реакциям взрослых дети учатся распознавать свои потребности и запоминают, что нужно делать, чтобы их удовлетворить - так формируются навыки самообслуживания. Соответственно, дети из неблагополучных семей, где нуждами детей пренебрегают, значительно отстают в навыках самообслуживания от сверстников, о которых хорошо заботились.

В младенчестве и раннем детстве (до трех лет) привязанность легко возникает в отношении того, кто постоянно ухаживает за ребенком. Однако укрепление или разрушение привязанности будет зависеть от того, как эмоционально окрашена эта забота.

"Круг позитивного взаимодействия":

 

 

 

Если взрослый тепло относится к ребенку, привязанность будет крепнуть, ребенок будет учиться у взрослого положительному взаимодействию с другими, т.е. тому, как общаться и получать удовольствие от общения. Если взрослый безразличен, или испытывает к ребенку раздражение и неприязнь, то привязанность формируется в  искаженном виде (см. "Типы нарушенной привязанности").

Результатом заботы о ребенке и эмоционального отношения к нему становится базовое чувство доверия к миру, формирующееся у младенца к 18 месяцам. Дети, получившие в раннем детстве опыт эмоционального отвержения, испытывают недоверие к миру и большие трудности  в поддержании близких отношений.

3) Признание - это принятие ребенка как "своего", как "одного из нас", "похожего на нас". Такое отношение дает ребенку чувство сопричастности, принадлежности своей семье. Удовлетворенность родителей своим браком, их желание иметь ребенка, семейная ситуация в момент рождения, сходство с одним из родителей, даже пол новорожденного -  все это оказывает влияние на чувства взрослых. При этом ребенок не может критически отнестись к факту признания. Нежеланные, отторгнутые своей семьей дети чувствуют себя неполноценными и одинокими, винят себя за какой-то неведомый изъян, послуживший причиной отторжения.

Основными характеристиками привязанности являются:

*конкретность - привязанность всегда обращена к какому-то конкретному человеку;

*эмоциональная насыщенность - значимость и сила чувств, связанных с привязанностью, включающих весь спектр переживаний: радость, гнев, печаль;

*напряжение - появление объекта привязанности уже может служить разрядкой негативных чувств младенца (голод, страх). Возможность ухватиться за мать ослабляет и дискомфорт (защита), и саму потребность в близости (удовлетворение). Отвергающее поведение родителей усиливает проявления привязанности ребенка ("цепляние");

*продолжительность - чем сильнее привязанность, тем дольше она длится. Детские привязанности человек помнит всю жизнь;

*врожденный характер потребности в отношениях привязанности;

*ограниченность способности устанавливать и поддерживать привязанность к людям - если до трех лет ребенок по каким-то причинам не имел опыта постоянных близких отношений со взрослым, либо если близкие отношения маленького ребенка разрывались и не восстанавливались более трех раз - способность устанавливать и поддерживать привязанность может разрушиться.

 

Потребность в привязанности – врожденная, однако способность ее устанавливать и поддерживать может нарушиться из-за враждебности или холодности  взрослых.

Типы нарушенной привязанности:

*1)Негативная (невротическая) привязанность - ребенок постоянно "цепляется" за родителей, ищет "негативного" внимания, провоцируя родителей на наказания и стараясь раздражить их. Появляется как в результате пренебрежения, так и гиперопеки.

*2)Амбивалентная - ребенок постоянно демонстрирует двойственное отношение к близкому взрослому: "привязанность-отвержение", то ластится, то грубит и избегает. При этом перепады в обращении являются частыми, полутона и компромиссы отсутствуют, а сам ребенок не может объяснить своего поведения и явно страдает от него. Характерно для детей, чьи родители были непоследовательны и истеричны: то ласкали, то взрывались и били ребенка - делая и то, и другое бурно и без объективных причин, лишая тем самым ребенка возможности понять их поведение и приспособиться к нему.

*3)Избегающая - ребенок угрюм, замкнут, не допускает доверительных отношений со взрослыми и детьми, хотя может любить животных. Основной мотив - "никому нельзя доверять". Подобное может быть, если ребенок очень болезненно пережил разрыв отношений с близким взрослым и горе не прошло, ребенок "застрял" в нем;  либо если разрыв воспринимается как "предательство", а взрослые - как "злоупотребляющие" детским доверием и своей силой.

*4) «Размытая» - так мы обозначили часто встречающуюся особенность поведения у детей из детских домов: ко всем прыгают на руки, с легкостью называют взрослых «мама» и «папа», - и так же легко отпускают. То, что внешне выглядит как неразборчивость в контактах и эмоциональная прилипчивость, по сути представляет собой попытку добрать качество за счет количества. Дети стараются хоть как-нибудь, от разных людей, в сумме получить тепло и внимание, которое им должны были дать близкие.

*5) Дезорганизованная - эти дети научились выживать, нарушая все правила и границы человеческих отношений, отказываясь от привязанности в пользу силы: им не надо, чтобы их любили, они предпочитают, чтобы их боялись. Характерно для детей, подвергавшихся систематическому жестокому обращению и насилию, и никогда не имевших опыта привязанности.

Если вышеприведенные особенности наблюдаются у детей, разлученных со своими семьями, надо учесть, что для первых четырех групп детей требуется помощь приемных семей и специалистов, для 5 - прежде всего внешний контроль и ограничение разрушительной активности, а затем уже реабилитация.

Все же большинство детей, чей опыт жизни в семье не был катастрофическим, и чье доверие к взрослым подорвано не окончательно, ждут новую семью как средство исцеления от одиночества и покинутости, с надеждой на то, что в их жизни  все еще будет хорошо.

Однако простого перемещения в новую ситуацию не всегда достаточно для того, чтобы  «новая» жизнь сложилась хорошо: прошлый опыт, навыки и страхи остаются с ребенком.

 

3. Этапы переживания горя

Разлука с семьей, даже неблагополучной,- утрата для ребенка, которая сопровождается процессом переживания горя.

Боль и потеря – реальные составляющие жизни. Дети, теряющие семью, узнают об этом слишком рано. Подобная травма оказывает разрушительное воздействие на все уровни жизнедеятельности человека - физический, психологический, социальный.

Процесс переживания горя – достаточно длительный (около года), особенности его протекания и проявлений носят индивидуальный характер, однако структура , последовательность стадий – общая для всех людей независимо от возраста, пола и культурной принадлежности.

Основная сложность при работе с детьми состоит в том, что у них нет моделей поведения в скорби, они не знают, что должны делать и чувствовать. Кроме того, их опыт не позволяет понять, что утрата означает полную перемену жизни, отсутствие изо дня в день и навсегда того тепла и защиты, которые давали отношения с ушедшим человеком (или людьми). Облечь свои переживания в слова дети тоже не могут. Они как бы «замирают», и их  поведение может выглядеть таким же, как всегда – что сбивает с толку взрослых, ошибочно полагающих, что «дети не понимают» или «им все равно».

Поэтому мы вначале приведем обычную последовательность стадий переживания горя, а затем подробно остановимся на особенностях переживаний  детей, перемещенных из семьи в учреждение или приемную семью.

По изменению силы чувств и степени контроля над ситуацией процесс переживания горя подразделяют на следующие стадии:

1) Начальная ( шок)Оцепенение, тревога, отрицание.

Кратковременная стадия, когда ошеломление нарушает восприятие реальности, происходит своего рода «отключение» чувствительности – эмоциональной и физической. Длится от нескольких минут до 2-3 недель. В это время человек не чувствует душевной боли за счет защитной реакции психики – «диссоциации», но характерны вегетативные реакции тревоги: сердцебиение, напряжение мышц, потение, сухость во рту, нарушения сна и аппетита, желудочные расстройства. На интеллектуальном уровне возникают реакции отрицания («не верю»,  «может, он оживет», «ничего не случилось»): человек уже знает, но не в состоянии понять, как такое могло произойти. Повышенный мышечный тонус может приводить к гиперактивности как к форме отрицания: избегание психической нагрузки путем изменения физического состояния (убегание, драки, мастурбация, алкоголь и наркотики).

Если человек «застрял» на стадии отрицания более  3-6 месяцев, требуется помощь специалистов.

2) Острая (дезорганизация) – Амбивалентность. Боль и отреагирование.  Поиск. Агрессия. Отчаяние.  Утомление. Нарушения регуляции деятельности.

В этой фазе горе обрушивается на человека всей тяжестью. Чем большее место в жизни занимала потеря, тем труднее в этот период, длящийся от 2-х месяцев до года.

Возникают сильные переживания тоски и муки, связанные с необходимостью отказаться и желанием удержать привязанность. В человеке как бы борются две реальности: реальность любви и реальность смерти. Боль и попытки ее утолить вызывают специфическую реакцию поиска:

  • постоянные всепоглощающие мысли об ушедшем;
  • поиск мест его бывшего присутствия и ожидание возможной встречи в какой-либо форме;
  • нецеленаправленная беспокойная деятельность («занять время ожидания»).

Постоянное столкновение надежды с реальностью утраты постепенно подтверждает ее бесповоротность. Протест против факта потери, против вызванной этим боли, гнев на ушедшего, поиск «виноватых» и причин происшедшего, враждебность к тем, кто пытается помочь и ненависть к себе – характерные признаки подстадии острого аффекта.

Очевидно, что эффективно работать и учиться в это время невозможно. Расстройство деятельности отмечается также на бытовом уровне, страдают не только высшие психические функции – мышление, внимание, память – но и физические процессы на уровне нарушения автоматизмов.

Затем наступает спад эмоционального напряжения, изнеможение и апатия:

  • снижение физической активности (упадок сил);
  • мотивационные нарушения (все теряет смысл по сравнению с горем);
  • интеллектуальные проблемы (аффект тормозит интеллект)

В эмоциональном плане изнеможение выражается депрессией, утратой интереса к жизни, незащищенностью и безнадежностью

Сочетание отчаяния и утомления может привести к появлению мыслей о самоубийстве как способе покончить с болью и воссоединиться с ушедшим.

Если на стадии шока важна физическая забота, то на стадии острого горя необходимо находится рядом с человеком, оказывать эмоциональную поддержку (в т.ч. возможна работа с медиками и психологами) и помощь в организации дел. Если адаптация к потере не происходит более года, и признаки острого горя не смягчаются, участие специалистов становится обязательным.

3) Утихающая (реорганизация) – Восстановление.

В это время происходит свыкание с потерей: человек способен вновь войти в жизнь, которая принимает в расчет утрату, но не заполнена ею целиком. Важное значение для прохождения этой стадии имеет отыскание смысла в утрате, чтобы соотнести ее со своим пониманием жизни, Бога или добра.

Происходит осознание того, что наихудшее случилось, человек принял это и уцелел, и теперь снова готов жить и расти – с памятью об ушедшем и ради него.

Признаки реорганизации:

  • меньше слез;
  • возврат физической активности и интереса к жизни;
  • сосредоточение на настоящем и будущем, а не на прошлом;
  • появление положительных эмоций, повышение эмоциональной экспрессии;
  • восстановление самооценки;
  • чувство защищенности.

Способность ребенка справляться со стрессом зависит от следующих факторов

-                     социальное и эмоциональное благополучие ребенка в момент травмы;

-                     опыт привязанности и близких отношений с другими взрослыми;

-                     присутствие и забота близких ребенку людей в момент травмы;

-                     индивидуальная динамика переживаний и способы отреагирования.

Способы отреагирования и снятия напряжения в стрессе:

(по Мерфи и Мориэ)

1)                удаляться в безопасное место;

2)                отойти от окружающих  на некоторое время, чтобы «прийти в себя»;

3)                использовать различные приемы  для успокоения самого себя;

4)                отреагировать с помощью символических игр и фантазии;

Личностные характеристики, помогающие пережить стресс:

  • активность и самостоятельность ребенка
  • самоуважение и вера в себя
  • уживчивость и способность обращаться за помощью, когда это необходимо
  • гибкость и способность приспосабливаться к новому
  • ответственность за кого-то, кроме себя

Для ребенка отчуждение от родной семьи начинается не в момент изъятия, а в момент помещения в новую семью. Дети начинают чувствовать себя отличающимися от обычных детей - тех, которые не лишились семьи. Осознание этого может проявляться по-разному. Этим, по-видимому, объясняется тот факт, что многие адаптирующиеся к новым жизненным условиям дети начинают вести себя заметно хуже в школе и внезапно становятся мрачными и агрессивными.

Отрицание

Главная особенность поведения ребенка на этой стадии состоит в том, что он бессознательно не воспринимает потерю. Такой ребенок может быть послушен, даже весел, вызывая удивление у взрослых: "ему все нипочем". Для вновь принятых в семью детей это может означать то, что они привыкают не выражать болезненные чувства, обращаясь к опыту прошлого.  Они живут, изо всех сил стараясь не думать о том, что произошло, плывут по течению. Но такое состояние тянется не долго - либо последует "взрыв", когда переживания нахлынут, либо начнутся соматические и поведенческие проявления вытесняемых переживаний: рассеянность, частое впадание в прострацию, расстройство учебной и любой другой деятельности, требующей сосредоточенности и логики (глобальные расстройства внимания и интеллектуальные нарушения  - "аффект тормозит интеллект"), капризы и слезы "без повода", ночные кошмары, расстройств желудочно-кишечного тракта и сердечной деятельности и т.п.

Стадия гнева и смешения чувств.

Эта стадия характеризуется появлением сильных, иногда взаимоисключающих эмоций. Жить ребенку с чувствами, вызывающими тревогу и беспокойство, сложно и тяжело. Дети в этот период чрезвычайно чувствительны, и они особенно нуждаются в помощи, чтобы эти подавленные чувства не нанесли вреда. Дети испытывают следующие эмоции, причем иногда все сразу.

а) Тоска. Это чувство может вызвать у детей стремление увидеться с членами родной семьи, и повсюду их разыскивать. Нередко утрата обостряет привязанность, и ребенок начинает идеализировать даже тех родителей, которые обращались с ним жестоко.

б) Злость. Это чувство может проявляться против чего-то определенного или быть самодавлеюшим. Дети могут не любить себя, порой даже ненавидеть, потому что они были отвергнуты оставившими их родителями, несчастливой судьбой и т.д. Они могут гневаться на "предавших" их родителей. На "разлучников" - милицию и детский дом, которые "вмешались не в свое дело". Наконец, на приемных воспитателей - как на узурпаторов родительской власти, которая им не принадлежит.

в) Депрессия. Боль потери может вызвать чувство отчаяния и потерю уважения к себе. Помогая принятому в семью ребенку выразить свою печаль и понять ее причины,  воспитатели помогают ему тем самым преодолеть состояние стресса.

г) Вина. Это чувство отражает реальное или предполагаемое отвержение или обиду, причиненную потерянными родителями. Даже у взрослых людей боль может ассоциироваться с наказанием за что-то. "Почему это случилось со мной?", "Я - плохой ребенок, со мной что-то не так", "Я не слушался родителей, плохо помогал им - и меня забрали". Такие и подобные им утверждения высказывают дети, лишившиеся родителей. Суть происходящего в том, что ребенок в попытке осмыслить ситуацию ошибочно принимает ответственность за происшедшее на себя. С другой стороны, он может также чувствовать вину из-за собственных чувств, например, из-за того, что он любит приемных родителей и наслаждается материальным комфортом, в то время как его родители живут в бедности.

д) Тревога. В критических случаях она может перерасти в панику. Принятый в семью ребенок может бояться отвержения приемными родителями. Или испытывать иррациональный страх за свое здоровье и жизнь, также - за жизнь приемных воспитателей и/или родных родителей. Некоторые дети боятся, что родные родители разыщут их и заберут, - в тех случаях, когда ребенок сталкивался с жестоким обращением в родной семье, а к новой семье искренне привязался, и т.д.

В целом, в период адаптации к приемной семье и свыкания с потерей, поведение ребенка характеризуется противоречивостью и неуравновешенностью, присутствием сильных чувств (которые могут подавляться) и расстройством учебной деятельности. Обычно адаптация происходит в течение года. На протяжении этого периода воспитатели могут оказать существенную помощь ребенку, и это послужит "цементом", скрепляющим новые отношения. Однако если какие-либо из перечисленных выше проявлений сохраняются на более долгий срок, имеет смысл обратиться за помощью к специалистам.

4. Советы родителям

Как помочь ребенку, пережившему разлуку с семьей.

Определенность: ребенку важно знать, что будет дальше, какие порядки в том месте, куда он попал. Необходимо заранее рассказать ребенку о других членах вашей семьи, показать их фотографии, оказать ребенку его комнату (либо часть комнаты), его кровать и шкаф, куда он может сложить личные вещи, объяснить что это - его пространство. Нужно все время кратко, но внятно рассказывать ребенку о том, что будет дальше происходить:

Утешение: если ребенок подавлен, и проявляет другие признаки горя.

Физическая забота: любимая ребенком  еда, спокойный сон, забота о нем.

Инициатива: нужно инициировать положительное взаимодействие с ребенком, проявлять первыми внимание и заинтересованность его делами и чувствами, задавать вопросы и выражать тепло и участие, даже если ребенок кажется равнодушным или угрюмым.

Воспоминания: ребенок может захотеть поговорить о том, что с ним было, о своей семье. Важно поговорить с ребенком. Если его рассказ вызывает сомнения или смешанные чувства, помните - ребенку важнее быть внимательно выслушанным, чем получить совет.

Памятные вещи: фотографии, игрушки, одежда - все это связывает ребенка с прошлым, является материальным воплощением значительной  части его жизни. Важно: каждый ребенок, переживший разлуку или утрату, должен иметь что-то на память, и недопустимо выбрасывать это, тем более без его согласия.

Помощь в организации дел: дети часто чувствуют себя растерянными в новом месте и при таких серьезных изменениях в своей жизни.  Можно обсуждать и планировать дела вместе, давать  конкретные советы по поводу какой-либо деятельности, писать записки-памятки и т.д. Важно: поддерживать ребенка, если он злится на себя за свои промахи: "то, что происходит с тобой - нормальная реакция на ненормальные обстоятельства", "мы справимся" и т.д.

В характере приемного ребенка могут быть черты, про которые смело можно сказать: "это уже не его горе, а мое!". Пожалуйста, помните, исправить все срезу нельзя. Сначала ребенок должен привыкнуть к вам, принять изменения в своей жизни, и только потом он будет меняться сам.

Вышеприведенное описание относится к сфере внутренних переживаний детей, столкнувшихся с проблемой разрыва близких отношений и необходимостью формирования новых привязанностей. При этом существует четкая динамика в процессе простраивания внешних отношений с теми людьми, которые заботятся о ребенке, и волею обстоятельств становятся для него самыми близкими, в той или иной степени заменяя родителей.

Большинство детей, чей опыт жизни в семье не был катастрофическим, и чье доверие ко взрослым подорвано не окончательно, ждут новую семью как средство исцеления от одиночества и покинутости, с надеждой на то, что в их жизни  все еще будет хорошо.

Однако простого перемещения в новую ситуацию и помощи в переживании утраты не всегда достаточно для того, чтобы  «новая» жизнь сложилась хорошо: прошлый опыт, навыки и страхи остаются с ребенком.

5. Нарушенная идентичности.

Идентичность можно определить как знание того, из каких разных частей состоит наша личность, это принятие себя, необходимое для того, чтобы успешно продвигаться по жизни с ощущением собственной целостности.

Сумма знаний о себе как результат анализа собственного жизненного опыта концентрируется в виде ответов  на вопросы «Кто я?», «Какой я?». Но отношение к этому знанию, принятие себя, возникает  благодаря соотнесению с системой социальных  координат, нормами и ценностями той семьи и того общества, в котором живет человек. Рождаясь, ребенок физически отделяется от матери. Однако вплоть до подросткового возраста семья служит «психологической утробой», эмоционально питая и защищая ребенка.

У ребенка чувство «Я» вырастает из чувства «МЫ», и для него вопрос «Кто я?» по сути значит «Чей я?». Ощущение принадлежности – это альтернатива одиночеству, источник жизненных сил: "Я - их, я нужен, меня любят - Я ЕСТЬ".

Принадлежность семье  не только определяет самовосприятие, но и задает вектор направления жизненного пути: «Откуда я?» - «К чему я иду?».

Дети-«социальные сироты»  оказываются в ситуации чрезмерно ранней социальной эмансипации от семьи. И их психологическая жизнеспособность не выше физической жизнеспособности ребенка, родившегося значительно раньше срока.

Разлука с семьей приводит не только к разрыву отношений привязанности, но и к перемене социального и психологического статуса. С утратой основных ориентиров (семья и ближайшее окружение)  нарушается восприятие себя и собственной жизни – оно приобретает неустойчивый и фрагментарный характер, в результате чего создается ощущение неадекватности. При этом положение детей из неблагополучных семей оказывается более  выигрышным, чем у детей из домов ребенка: даже плохая реальность лучше, чем совсем ничего. Мальчик-подросток, от которого отказались в роддоме, не имевший сведений о своей матери и предыдущих поколениях, выразил свои переживания  так: «Я потерялся в космосе».

Знание о своих предках и своей семье - «чувство корней» - помогает человеку понять, каково его место в истории этой семьи и в  жизни в целом, это знание  тесно связано с понятиями «долг» и «смысл жизни», оно позволяет определить жизненные задачи и осознать  значимость собственного жизненного пути.

Сохранение важных для ребенка связей с другими людьми, допустимых привычек, личных, в том числе памятных, вещей, восстановление жизненной истории самого ребенка и сбор сведений о его семье (составление «Книги жизни») частично смягчают боль потери и способствуют формированию идентичности.

При этом необходимо помнить, что идентичность ребенка несет в себе как положительные, так и отрицательные  черты его кровной семьи. Этим объясняется частое стремление к воспроизведению детьми поведенческих моделей, принятых в кровной семье. Дело не только в научении («все мы склонны поступать с другими так, как когда-то поступали с нами»), но и в своеобразном подтверждении лояльности, верности своей родной семье со стороны ребенка. Дети, разлученные с родителями, которых они помнят, страдают не только от разлуки, но и потому, что не получили «родительского благословения» на свой дальнейший путь, разрешения жить счастливо и убеждения в том, что они не виноваты в разрыве с семьей.

Обычно требуется специальная терапевтическая работа для того, чтобы отделить любовь к кровным родителям от стремления «следовать за ними». Ребенок не может судить своих родителей, сохранение уважения к ним и благодарности за свою жизнь – естественное и необходимое чувство, отсутствие которого ведет к глубоким психологическим проблемам. Но это не значит, что ребенок должен повторять их ошибки. Именно из любви к своим родителям ему предстоит научиться справляться с трудностями и добиваться успеха, строить свою жизнь и отношения с людьми – то есть сделать то, чего хотели, но не смогли родители.

Часто встречающееся заблуждение заботящихся о ребенке взрослых – «он ненавидит своих родителей». На самом деле ребенок, обвиняющий своих родителей и ругающий их,  «застрял» в фазе острого аффекта переживания утраты (см. п.3), и это препятствует его дальнейшему личностному развитию и отношениям с людьми. То, что по-настоящему нужно ребенку в такой ситуации, - это помощь взрослых в том, чтобы отреагировать свой гнев приемлемым образом, и перейти к стоящей за ним потребности в родительской любви, постоянстве и заботе.

Очевидно, что  никакая терапия не сможет эффективно помочь, если одновременно с ней в жизни ребенка не появится новая семья.

Опыт показывает, что позитивные изменения в поведении ребенка происходят постепенно, и вопрос времени – очень серьезный. Достаточно помнить, сколько времени ребенок «учился жизни» в кровной семье, чтобы не ждать от него быстрых результатов. Принятие личности ребенка, укрепление привязанности с ним, терпеливое поощрение развивающихся положительных черт, поддержка и предоставление альтернативных, социально адекватных моделей поведения постепенно приводят к тому, что новый опыт усваивается и начинает приносить плоды.

Самый болезненный для приемных родителей вопрос – контакты с кровными родственниками. Неприятие кровной семьи, ревность и страх того, что  «они» могут «отнять» ребенка – обычные в таких случаях переживания. Однако восстановление в родительских правах – дело уникальное, а когда ребенок привязан к приемной семье (мнение детей в суде учитывается) – то практически невозможное. Если же речь идет о временном изъятии ребенка из родной семьи – то контакты абсолютно необходимы.  В то же время многие дети хотят знать (и имеют на это право), что происходит с их родителями, живы ли они.  Если ребенок не видит своих кровных родителей и ничего не знает о них, он начинает думать, что не имеет для них никакого значения, а это очень тяжело. Кроме того, некоторую информацию о ребенке можно получить лишь от его родных родителей и других родственников. Дело социальной службы – обеспечить безопасность и приемлемый для новой семьи ребенка порядок таких контактов. Исключение составляют лишь случаи  непосредственной угрозы жизни ребенка со стороны  кровной семьи.

6. Работа с ребенком при помещении в новую семью

Дети, разлученные с семьей: разница между знанием о собственной ситуации и пониманием  ее. Помощь приемным детям по восстановлению идентичности. Постоянство и непрерывность.

Настоящее: разделение чувств и предоставление стабильности.

* Объяснение ребенку необходимости перемещения приемлемым образом ("правда не должна уничтожать").

* Сообщение о том, что будет происходить в ближайшее время и что планируется в будущем.

* Работа с возникающими эмоциональными проблемами. Признание страха, тревоги ребенка, его печали о людях, оставленных позади, и неуверенности по поводу будущего.

* Предоставление конкретного места и наличие конкретного заботящегося лица в настоящий момент.

* Сохранение имени и фамилии, любимых вещей  и допустимых привычек (еда, одежда, жизненный уклад).

 

Прошлое: осмысление и принятие

* Обеспечение  информацией о прошлом (каждый ребенок в соответствии с  обстоятельствами и возрастом  должен представлять, кто он, каково его происхождение, где и когда он родился, где прежде жил, кто его биологические родители и где они сейчас, информацию о других родственниках).

* "Книга жизни" - материальные свидетельства о прошлом: фотографии самого ребенка прежде и теперь, значимых людей и мест, записи и т.д. Акцент - на успехи, положительные события. Негативные события также обозначаются, но сдержанно.

* Контакты, насколько они уместны, с кровной семьей и прежними знакомыми.

* Выяснение того, как именно ребенок объясняет расставание с семьей. Проблема ответственности и контроля. Работа с чувствами вины и  потери.

Прояснение разницы между любовью к родителям и принятием их плохого обращения с собой как "правильного".

* Помочь ребенку понять связь между имеющимися проблемами в настоящем (замешательство/депрессия/агрессия ) и прошлым травматическим опытом.

* Нахождение ресурсов и сильных сторон  в прошлом и настоящем ребенка.

«Книга жизни»

Особенность прошлого детей из неблагополучных семей состоит во фрагментарном характере, «выпадении» целых периодов жизни – некоторые из  них дети не помнят в силу раннего возраста, а некоторые «вытеснены», как что-то ужасное. Патронатная семья может помочь ребенку, воссоздавая «линию жизни» в специальном альбоме воспоминаний. Там могут быть сохранившиеся или добытые у родственников ребенка фотографии, записи рассказов самого ребенка и других лиц о нем, рисунки, иллюстрирующие какие-то события, лист с наложенными одна на другую «обводками» контура руки ребенка в разных возрастах, и т.д. Для сбора информации  используются воспоминания самого ребенка, материалы из личного дела, беседы с членами кровной семьи, людьми, знавшими ребенка и его семью раньше (соседи, работники социальных учреждений – поликлиника, детский сад, школа, дом ребенка и т.д.)  Важны любые сведения о прошлом, факты – и комментарии патронатных воспитателей к ним -  о чувствах самого ребенка в связи с этими фактами, об их личном отношении, сопереживании ребенку в связи с тем, что излагается.

Установление хронологической последовательности событий жизни ребенка, постепенное заполнение «пробелов» путем воссоздания утраченного и выявления  неизвестных фактов, осмысление и переоценка значимых ситуаций, поиск положительного ресурса в судьбе ребенка – основные задачи такой работы.

Будущее: цели и перспективы.

* Признание различия между биологическим и психологическим родительством без оценивания этого различия.

* Помощь в построении моделей будущей самореализации, включая  возможность последующего воссоединения с кровной семьей.

7. Адаптация ребенка в замещающей семье.

Таким образом, дети, разлученные с кровной семьей и помещенные в приемную семью, сталкиваются с проблемой разрыва близких отношений и необходимостью формирования новых привязанностей. Вышеприведенное описание процесса свыкания с утратой (п. 3) отражает прежде всего внутренние переживания. При этом существует четкая динамика в процессе простраивания внешних отношений с теми людьми, которые заботятся о ребенке, и волею обстоятельств становятся для него самыми близкими, в той или иной степени заменяя родителей.

Опыт показывает, что адаптация ребенка к новой семье происходит примерно в течение года, и условно делится на три стадии

v    Первую стадию можно было бы назвать «Идеализированные ожидания», - как у ребенка, так и у приемной семьи. Каждая из сторон полна надежд и старается понравиться другой. Примерно через месяц трудности реальных отношений разрушают образ «сбывшейся мечты»,  наступает первый кризис: привязанность ребенка к старой семье еще сохраняется, а к новой пока не сформировалась, привыкание к смене требований и правил - трудно для него и вызывает протест. В результате возникают «установочные конфликты» - которые являются естественной частью приспособления семьи и ребенка друг к другу.

v    Достаточно часто в первые дни после размещения дети требуют, чтобы их отвезли обратно в детский дом. Подобное желание может быть продиктовано  смесью разных чувств. Это и боязнь полной зависимости от малознакомых людей, и стремление сохранить контроль над ситуацией («я решаю, где мне быть» - потребность в безопасности), и проверка отношений («действительно ли я вам так нужен, что вы сможете меня удержать»), наконец, ребенок просто может соскучиться по людям, которые заботились о нем. Обычно мы советуем родителям уточнить у ребенка, хочет ли он съездить в гости или «насовсем», потом предложить подумать до утра, а утром сказать ему, что «теперь твой дом – здесь, и мы хотим, чтоб ты жил с нами, но удерживать тебя насильно не станем». Если ребенок маленький, достаточно просто сказать: «Ты теперь живешь с нами, и мы тебя никуда не отдадим, а в детский дом мы съездим в гости через несколько дней, чтобы навестить твоих друзей и показать им твои новые фотографии».

v    «Установочные конфликты», поначалу нарастая и учащаясь, после какого-то основательного кризиса и «разборок», постепенно становятся реже, и возникают только по значительным поводам. Так наступает стадия «Вживания», или собственно адаптации. Происходит простраивание границ допустимого, привыкание к взаимным потребностям и особенностям, привычкам и правилам поведения. Кроме того, на этой стадии фактически формируется привязанность к новой семье. Вспышки негативного поведения в это время могут иметь следующие причины:

-                            Дети, пережившие утрату семьи, боятся повторения этого и в новой, приемной семье. Иногда они провоцируют воспитателей на разрыв, демонстрируя своим поведением двойственность – привязанность и отвержение одновременно, поскольку это именно то, что они пережили в своем опыте.

-                            Они колеблются между надеждой и страхом быть обманутыми снова, пытаются контролировать возникающие у них теплые чувства, поскольку знают, как взрослые могут злоупотреблять своей властью.

-                            Вспышки негативного поведения могут быть частью процесса отреагирования утраты кровной семьи, ребенок может тосковать и злиться.

-                            Дети таким образом могут демонстрировать, чему они научились в родной семье, их представления о том, как надо себя вести.

-                            Проверяют, до каких пределов они могут дойти в своем плохом поведении, сохраняя принятие со стороны взрослых.

v    У таких детей очень много оснований для того, чтобы вести себя «плохо», и это становится дополнительной нагрузкой для воспитателя, осложняющей появление у него привязанности к ребенку. Поэтому очень важно для воспитателя:

-                            Не ждать быстрых «результатов»;

-                            Сосредоточиться на изменениях к лучшему, замечать и ценить их;

-                            Обращаться за помощью к социальным работникам и специалистам, не боясь, что вас сочтут «некомпетентными».

v    Необходимо сказать, что, в  отличие от начальной стадии, в это время заботящиеся  взрослые уже больше знают ребенка, начинают лучше понимать его, и чувствуют себя более уверенными. Ребенок, в свою очередь, начинает дорожить семьей (или семейной группой), уже не думает всерьез об уходе, и больше доверяет воспитателям. Ощущение  контакта с ребенком, взаимное понимание и теплые чувства – все это появляется по мере решения проблем.

v    Главное достижение этой стадии, длящейся чуть более полугода – взаимное доверие и субъективное ощущение постоянства отношений, появляющееся у обеих сторон, которые начинают воспринимать себя как целостность.

v    Таким образом, наступает некое «Равновесие», которое представляет собой третью стадию адаптации в семье, принявшей ребенка. В этот период семья становится достаточно самостоятельной, реже обращается за помощью к специалистам. Дети обычно начинают активно интересоваться своим прошлым, много вспоминают и даже сочиняют,  беря за основу настоящее – «А мы с мамой тоже в цирк ходили, каждый месяц!», «А у нас тоже машина была», и т.п. Желаемое и  действительное, помноженное на особенности детского восприятия, смешиваются в этих рассказах, суть которых сводится к следующему: ребенок нуждается в создании приемлемого варианта своего прошлого. В обычных семьях этой цели служат устные «предания», воспоминания родственников, фотоальбомы и т.п. Новая семья может помочь ребенку, воссоздавая «линию жизни» в специальном альбоме воспоминаний. Обычно дети с большим интересом и благодарностью воспринимают составление такой «Книги жизни», и это укрепляет их положительные отношения с воспитателями

Дальнейшее движение семейной системы по стадиям жизненного цикла аналогично обычной семье с растущими детьми с присущими кризисами подросткового возраста и уходом детей из семьи, имеющими, однако, значительно более острый характер. Эти кризисные состояния характеризуются повышенной опасностью разрыва отношений с ребенком и также требуют пристального внимания служб сопровождения.

Подростковый кризис, связанный со становлением идентичности и самоопределением, накладывается на переосмысление подростком своего прошлого и его отношений с кровной семьей, проверкой прочности новых привязанностей и идентификации с новой семьей. Для патронатной семьи — это также период дисбаланса семейной системы, связанный с обособлением подростка и переосмыслением своей роли — как профессиональной, так и родительской. Качество отношений с ребенком и степень его включенности в семейную систему оказываются главными для успеха прохождения этого этапа адаптации.

Кризис выпуска, связанный с прекращением попечения и необходимостью решения вопроса о дальнейшем жизнеустройстве молодого человека или девушки и прекращением «рабочей» роли патронатного воспитателя, также требует значительного участия служб сопровождения. Совместное решение семьи и выпускника о его дальнейшем проживании в семье или об отделении от семьи дается с большим трудом. Для ребенка это — очередной раз поставленный вопрос о самоидентификации и принадлежности к той или иной семье. Необходимость ухода из семьи зачастую сравнивается с прошлой потерей кровной семьи и ребенок как бы заново переживает прежние разрывы привязанностей.

Для позитивного самоопределения, выбора жизненного пути, решения вопроса о месте проживания, обучения или работы, для выбора социальной модели для подражания, т.е. окончательного выбора в пользу социального опыта своих родителей или следования образцу приемной семьи подростку требуется время и помощь специалистов. Сама приемная семья находится в дезорганизованном состоянии и также стоит перед выбором и сменой ролей. Прохождение подросткового кризиса и кризиса выпуска зависит, во-первых, от качества отношений ребенка и патронатных воспитателей, которым в первую очередь и определяется успех его преодоления и тяжесть протекания, а во-вторых, от качества их контакта со службой сопровождения.

 

 

 

 


ПРИЛОЖЕНИЯ

 


Приложение 1

Рекомендации Общественного совета при Министерстве образования и  науки Российской Федерации

выработанные в ходе 4-го заседания 27 июня 2007 г.

 

Примечание при публикации в интернете: Тема сиротства, опеки и патроната была рас­смотрена Общественным советом по инициативе членов Совета Светланы Сорокиной и Бориса Алътшулера. Разработка проекта данных Рекомендаций осуществлялась в тесном сотрудничестве с экспертами и сотрудниками Минобрнауки России.

Заслушав и обсудив вопрос «Создание действенных механизмов профи­лактики социального сиротства и семейного устройства детей-сирот, совершен­ствование деятельности по опеке и попечительству и развитие патроната, ре­формирование детских интернатных учреждений», Общественный Совет при Министерстве образования и науки Российской Федерации,

признаёт:

-  несмотря на принимаемые федеральными и региональными органами госу­дарственной власти меры, в России не снижается число детей, оставшихся без попечения родителей, в том числе детей, живущих в интернатных учреждениях. Ежегодно выявляется более 100 тыс. таких детей. Примерно 80 процентов из них - так называемые «социальные сироты», оставшиеся без родительского по­печения не по естественным причинам (смерть или болезнь родителей), а по «социальным»;

 

- основными причинами сложившегося положения является низкая эффектив­ность существующей системы органов опеки и попечительства,  отсутствие нормы единого процесса защиты прав каждого конкретного ребёнка, в этом нуждающегося, объективная заинтересованность профильных ведомств многих регионов в сохранении контингента детей - воспитанников соответствующих детских учреждений, а также заинтересованность в сохранении существующего сугубо административного характера деятельности по передаче детей в семьи;

 

-  меры материального стимулирования семейного устройства детей, оставших­ся без попечения родителей, при всей их позитивной направленности, сами по себе не решат проблемы, если не будут созданы профессиональные службы подготовки, сопровождения и поддержки принимающих семей, подбора семьи для ребёнка. Необходимость создания таких служб подтверждается, в том числе и статистикой возврата детей в интернатные учреждения из опекунских и при­емных семей;

 

-  имеющийся в субъектах Российской Федерации позитивный опыт решения проблем профилактики социального сиротства, развития активных форм се­мейного устройства детей-сирот, в том числе опыт применения социального патроната, патронатного воспитания и реформирования интернатных учреждений в службы сопровождения замещающей семьи сдерживается из-за   отсутствия федеральных обязывающих норм;

 

- новая редакция проекта Федерального закона «Об опеке и попечительстве», внесенная в апреле с. г. депутатами Государственной Думы, «не допускает» возможность профессионального сопровождения деятельности по опеке и по­печительству уполномоченными учреждениями (юридическими лицами) и иг­норирует позитивный российский опыт развития патроната в разных его фор­мах.

А, также учитывая, что с 1 января 2008 года деятельность по опеке и попечительству возлагается на органы государственной власти субъектов РФ   и осуществляемая в настоящее время законодательная реформа в этой сфере определит будущее страны,

Общественный Совет при Министерстве образования и науки Российской Федерации

 

рекомендует:

• 1. Учитывая актуальность и остроту вопроса, Министерству образования и науки России ускорить разработку и внесение в Правительство РФ Концепции и проекта изменений и дополнений в федеральное законода­тельство, включающих указанные ниже, в пункте 2, законодательные но­вации, стимулирующие инициативы субъектов Российской Федерации по созданию действенных механизмов профилактики сиротства и семейного устройства детей-сирот, по развитию патроната и реформированию ин­тернатных учреждений.

• 2. Принять меры по совершенствованию федерального законодательства в сфере опеки и попечительства, имея в виду в том числе:

2-1. Конкретизировать запретительный абзац третий п.1 статьи 121 Семей­ного Кодекса РФ («Деятельность других, кроме органов опеки и попечи­тельства, юридических и физических лиц по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей, не допускается»), указав, что «не до­пускается» исполнение лишь властных полномочий органов опеки и попечи­тельства, таких, которые влекут правовые последствия. Это позволит субъ­ектам федерации организовать социально-психолого-педагогическое про­фессиональное сопровождение деятельности по опеке и попечительству пу­тем создания уполномоченных учреждений органов опеки и попечительства (в порядке договора социального заказа или в соответствии с разработанным типовым положением о таком типе и виде учреждения).

2-2. В абзац первый п. 2 статьи 126-1 Семейного Кодекса РФ «Недопусти­мость посреднической деятельности по усыновлению детей» внести поло­жение: «Не является посреднической деятельность учреждений, уполномо­ченных органом опеки и попечительства оказывать на безвозмездной осно­ве содействие гражданам Российской Федерации, проживающим на территории Российской Федерации, при усыновлении/удочерении детей — гра­ждан Российской Федерации».

2-3. Внести в федеральное законодательство норму, гласящую, что порядок деятельности «Центра профилактики социального сиротства и семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, — уполномоченно­го учреждения органа опеки и попечительства» утверждается Правительст­вом Российской Федерации.

2-4. Внести в федеральное законодательство понятие «дети, нуждающиеся в защите государства» и понятие «планирование процесса защиты прав ре­бенка», установив, что реализация и периодический пересмотр этого плана является основной функцией органов опеки и попечительства.

2-5. Внести в федеральное законодательство понятие «разграничение прав и обязанностей по защите прав и законных интересов ребенка» и основанные на этом формы профилактического социального сопровождения («социаль­ный патронат») и устройства в профессиональную семью («патронатное воспитание»).

2-6. Для законодательного регулирования труда замещающих воспитателей внести в Главу 49 «Особенности регулирования труда надомников» Трудо­вого Кодекса РФ положения о приемной и патронатной семье.

2-7. Внести в федеральное законодательство норму, гласящую, что государ­ственные стандарты деятельности по опеке и попечительству, нормативы кадрового обеспечения государственного органа опеки и попечительства субъекта Российской Федерации, территориальных органов опеки и попечи­тельства и профессиональных уполномоченных учреждений органа опеки и попечительства устанавливаются Правительством Российской Федерации.

 

•   3. Общественный совет высоко оценивает инициативу Минобрнауки Рос­сии, направившего в субъекты федерации разработанные в Министерстве «Рекомендации по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних в субъекте Российской Федерации». При этом Общественный совет подчеркивает необхо­димость подкрепить этот сугубо рекомендательный документ указанны­ми в пункте 2 обязывающими нормами федерального законодательства.

 

• 4. Министерству образования и науки России разработать и представить в Правительство Российской Федерации проект Типового положения и по­рядка деятельности указанного в пункте 2-3 «Центра профилактики со­циального сиротства и семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, — уполномоченного учреждения органа опеки и по­печительства».

 

• 5. Министерству образования и науки России при участии членов Обще­ственного совета провести широкое общественное обсуждение по теме создания механизмов профилактики сиротства, семейного устройства де­тей-сирот и реформе органов опеки и попечительства.

 

Приложение  2

Рекомендации по организации и осуществлению деятельности по

опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних

в субъекте Российской Федерации

(Письмо Министра образовании и науки России А.А. Фурсенко

руководителям органов исполнительной власти субъектов

Российской Федерации № АФ-226/6 от 25.06.2007)

Краткое резюме РОО «Право ребенка»:

Рекомендуемая Минобрнауки России модель организации деятельности по опеке и попе­чительству в субъекте РФ предполагает:

1) Определение высшим должностным лицом субъекта РФ уполномоченного исполнитель­ного органа государственной власти субъекта РФ, наделенного полномочиями по орга­низации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству в отношении несо­вершеннолетних в субъекте РФ.

2)   Создание данным органом своих территориальных управлений, отделов (территориаль­ных органов опеки и попечительства), действующих на территории одного или несколь­ких муниципальных образований.

3)   Профессиональное обеспечение деятельности по опеке и попечительству «учреждения­ми органа опеки и попечительства». Подобные службы могут создаваться непосредст­венно в структуре органа опеки и попечительства, либо государственный орган опеки и попечительства субъекта РФ, территориальный орган опеки и попечительства вправе организовать взаимодействие с действующими государственными, муниципальными и негосударственными учреждениями (организациями) в целях выполнения «определенных функций по оказанию психологической, педагогической, медицинской, социальной, право­вой и иной профессиональной помощи семьям и детям».

4)   Рекомендации определяют категории детей, нуждающихся в помощи государства, кад­ровые и иные нормативы обеспечения деятельности органов опеки и попечительства и учреждений органов опеки и попечительства и т.п.

Принципиально новым, стратегически важным, с нашей точки зрения, является предло­жение (п. 3 выше) по созданию региональной сети учреждений, профессионально обеспечиваю­щих деятельность по опеке и попечительству. В сущности, такие учреждения органов опеки и попечительства и будут теми самыми, ныне почти повсеместно отсутствующими, «механиз­мами» сокращения числа детей, живущих в интернатных учреждениях, о необходимости раз­работки которых говорил Президент России в Послании Федеральному Собранию 10 мая 2006 года.

 

Извлечения из Рекомендаций Минобрнауки России

по организации и осуществлению деятельности по опеке

и попечительству в отношении несовершеннолетних

в субъекте Российской Федерации (25.06.2007)

……………………………....

 

Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. № 258-ФЗ «О внесении измене­ний в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совер­шенствованием разграничения полномочий» предусмотрена передача с 1 января 2008 г. полномочий по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству органам государственной власти субъектов Российской Федера­ции.

В связи с этим органам государственной власти субъектов Российской Фе­дерации необходимо принять исчерпывающие меры организационно-правового характера, обеспечивающие начиная с 1 января 2008 г. реализацию указанных полномочий.

В целях оказания методической помощи органам государственной власти субъектов Российской Федерации Минобрнауки России разработана модель за­кона субъекта Российской Федерации «Об организации и осуществлении деятель­ности по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних в субъекте Российской Федерации» (далее - модель закона) (приложение 1 к настоящим Ре­комендациям).

………………………………..

 

4. Участие в осуществлении деятельности по опеке и попечительству в от­ношении несовершеннолетних учреждений органа опеки и попечительства.

Деятельность по опеке и попечительству в отношении несовершеннолетних предполагает реализацию значительного количества практических мероприятий в области оказания услуг детям, их родителям (иным законным представителям) и иным лицам, которые могут выполнять только соответствующие профессиональ­ные службы.

Подобные службы могут создаваться непосредственно в структуре органа опеки и попечительства как его специализированные подразделения с соответст­вующими полномочиями, необходимым кадровым и материальным обеспечением.

Другим вариантом решения рассматриваемой проблемы является организа­ция взаимодействия органа опеки и попечительства с действующими учрежде­ниями (организациями) независимо от их ведомственной принадлежности, осуще­ствляющими в соответствии с законодательством определенные функции по ока­занию психологической, педагогической, медицинской, социальной, правовой и иной профессиональной помощи семьям и детям.

В связи с этим моделью закона предусматривается возможность поручения органами опеки и попечительства выполнения отдельных видов работ для целей осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних соот­ветствующим учреждениям (далее - учреждения органа опеки и попечительства).

К таким учреждениям, в первую очередь, относятся:

учреждения системы образования (образовательные учреждения для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи, образо­вательные учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения роди­телей, и т.д.);

учреждения социального обслуживания (специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, территори­альные центры социальной помощи семье и детям, центры психолого-педагогической помощи населению, центры экстренной психологической помощи и т.д.);

учреждения системы здравоохранения (дома ребенка и т.д.) и другие.

Указанные учреждения могут выполнять определенную работу по профи­лактике социального сиротства, содействию устройству детей, оставшихся без по­печения родителей, на воспитание в семью (в том числе, работу по выявлению де­тей, оставшихся без попечения родителей, детей, нуждающихся в помощи госу­дарства, семей, находящихся в социально опасном положении, по проведению профессиональной экспертизы потребностей ребенка, его родителей и потенци­альных замещающих семей и подготовке заключений по этим вопросам, по подго­товке кандидатов в усыновители, опекуны (попечители), приемные родители, по профессиональному сопровождению детей при передаче их на различные формы семейного воспитания).

Взаимодействие с учреждением органа опеки и попечительства может осу­ществляться на основании соглашения о сотрудничестве, заключаемого между ор­ганом опеки и попечительства и учреждением.

Задачи и полномочия учреждения органа опеки и попечительства, а также рекомендуемый норматив численности работников учреждения органа опеки и попечительства, находящегося в ведении субъекта Российской Федерации, непо­средственно осуществляющих деятельность по защите прав детей, приведены в модели закона (статьи 7-9).

………………………………………………

 

6.1. Деятельность органов опеки и попечительства по профилактике соци­ального сиротства

……………………………………………….

 

6.2. Деятельность органов опеки и попечительства по устройству детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации

……………………………………………….

 

Важным аспектом деятельности по устройству детей, оставшихся без попе­чения родителей, на воспитание в семьи граждан является психолого-педагогическая подготовка лиц, желающих принять ребенка в свою семью. Такая подготовка необходима для снижения риска возникновения в дальнейшем про­блем, связанных с воспитанием детей в новой семье, в том числе жестокого об­ращения с детьми, причинения вреда их жизни и здоровью, а также возвращения (изъятия) детей из семьи, что само по себе является травмирующим обстоятельст­вом для ребенка.

В связи с этим необходимо:

обеспечить разработку программ психолого-педагогической и правовой подготовки граждан, желающих принять ребенка (детей) на воспитание в семью, с учетом специфики различных форм семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей;

определить органы и учреждения, ответственные за разработку и (или) реа­лизацию таких программ, на региональном и муниципальном уровнях;

обеспечить информирование граждан, желающих принять ребенка (детей) на воспитание в семью, о возможности и целесообразности прохождения про­граммы подготовки к приему в семью ребенка (детей) и организовать прохожде­ние ими такой программы на добровольной основе 1.

В целях защиты прав и законных интересов детей, переданных на воспита­ние в семьи граждан, необходимо обеспечить осуществление эффективного кон­троля за их адаптацией в замещающей семье, а также психолого-педагогическое и медико-социальное сопровождение замещающей семьи.

Значительный объем работы по подбору, подготовке и сопровождению се­мей, принимающих детей на воспитание, а также обеспечению контроля за усло­виями жизни и воспитания детей в замещающей семье может в установленном по­рядке выполняться силами соответствующих служб учреждений органа опеки и попечительства. В частности, эффективной моделью организации подобных служб является создание их на базе учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, различной ведомственной принадлежности, за счет пере­распределения кадровых ресурсов и изменения штатного расписания учреждения с включением в него специалистов необходимого профиля, осуществляющих пси­холого-педагогическую, социально-педагогическую, социально-правовую работу с замещающей семьей (педагогов-психологов, социальных педагогов, юристов, ме­дицинских работников и т.д.).

 

 

__________________________________

 

1 В настоящее время законодательство Российской Федерации не предусматривает обяза­тельного прохождения кандидатами в усыновители, опекуны (попечители) и приемные родите­ли специальной подготовки к приему ребенка на воспитание. При наличии в субъекте Россий­ской Федерации иных форм семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей, законодательством субъекта Российской Федерации может быть установлено требование о про­хождении гражданами, желающими принять ребенка (детей) на указанную форму устройства, программы подготовки к приему в семью ребенка (детей).

Подобная мера позволит, в том числе, обеспечить реформирование сущест­вующих учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родите­лей, ориентировать их на содействие семейному устройству детей, а не на посто­янное пребывание в них детей.

 

7. Показатели эффективности работы органов опеки и попечительства

Значимым аспектом организации работы органов опеки и попечительства по профилактике социального сиротства, устройству детей, оставшихся без попече­ния родителей, на воспитание в семьи граждан, защите прав и законных интересов несовершеннолетних является установление показателей результативности и эффективности указанной деятельности. В качестве подобных показателей могут, в частности, рассматриваться:

сокращение численности детей, оставшихся без попечения родителей, и их доли в общей численности детей, проживающих в субъекте Российской Федера­ции;

сокращение численности впервые выявленных детей, оставшихся без попе­чения родителей;

сокращение численности детей, оставшихся без попечения родителей, вос­питывающихся в интернатных учреждениях, и их доли в общей численности де­тей, оставшихся без попечения родителей, в субъекте Российской Федерации;

увеличение численности детей, устраиваемых на воспитание в семьи граж­дан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, и их доли в общей численности детей, оставшихся без попечения ро­дителей, в субъекте Российской Федерации;

сокращение сроков пребывания детей, оставшихся без попечения родителей, в интернатном учреждении, до устройства в семью;

уменьшение количества интернатных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

рост числа граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории субъекта Российской Федерации, желающих принять ребенка (детей) на воспитание в свои семьи;

рост числа граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории субъекта Российской Федерации, прошедших подготовку к приему ребенка в семью и получивших заключение о возможности принять ребенка (де­тей) в свою семью;

сокращение числа детей, родители которых отказались взять их из родиль­ного дома (отделения) либо из иного учреждения здравоохранения, образователь­ного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других анало­гичных учреждений, дали согласие на их усыновление (удочерение), подкинутых детей;

сокращение числа отмен решений о помещении ребенка в семью;

уменьшение численности выявленных детей, находящихся в обстановке, представляющей угрозу их жизни и здоровью или препятствующей их воспита­нию, детей и семей, находящихся в социально опасном положении;

уменьшение численности детей, отобранных у родителей при непосредст­венной угрозе жизни или здоровью детей;

уменьшение численности детей, родители которых лишены родительских прав, ограничены в родительских правах, численности родителей, лишенных ро­дительских прав, ограниченных в родительских правах;

увеличение численности детей, родители которых восстановлены в роди­тельских правах или в отношении которых отменено ограничение в родительских правах, численности родителей, восстановленных в родительских правах, родите­лей, в отношении которых отменено ограничение в родительских правах;

увеличение численности детей, возвращенных в родную семью;

уменьшение численности родителей (иных законных представителей), не исполняющих обязанности по воспитанию, обучению и содержанию своих детей;

 

уменьшение   количества   случаев жестокого обращения с детьми;

увеличение численности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения ро­дителей, обеспеченных жилыми помещениями, а также их доли в общей числен­ности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в субъекте Рос­сийской Федерации;

уменьшение случаев нарушения личных неимущественных и имуществен­ных прав несовершеннолетних;

другие соответствующие показатели.

Указанная система показателей должна использоваться при проведении ре­гулярного мониторинга эффективности реализуемых мероприятий по защите прав и законных интересов несовершеннолетних, позволяющего при необходимости обеспечить своевременную корректировку планируемых и принимаемых органами опеки и попечительства мер.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложение 1

к Рекомендациям по организации и осу­ществлению деятельности по опеке и попечительству в отношении несовер­шеннолетних в субъекте Российской Федерации

 

МОДЕЛЬ

 

ЗАКОН

СУБЪЕКТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Об организации и осуществлении деятельности по опеке

и попечительству в отношении несовершеннолетних

в субъекте Российской Федерации

………………………………............

 

 

Статья 4. Дети, нуждающиеся в помощи государства

 

К детям, нуждающимся в помощи государства, относятся дети, родители (иные законные представители) которых не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними.

Основанием для признания ребенка нуждающимся в помощи государства является акт соответствующего органа опеки и попечительства субъекта Россий­ской Федерации о признании ребенка нуждающимся в помощи государства.

Порядок признания ребенка нуждающимся в помощи государства устанав­ливается высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Рос­сийской Федерации.

 

………………………………………….

Статья 7. Организация взаимодействия органов опеки и попечительст­ва субъекта Российской Федерации с образовательными учреждениями, уч­реждениями социальной защиты населения, учреждениями здравоохранения и другими государственными, муниципальными и негосударственными уч­реждениями

 

1. Государственный орган опеки и попечительства субъекта Российской Фе­дерации, территориальный орган опеки и попечительства вправе в установленном порядке поручить выполнение отдельных работ для целей осуществления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних образовательным учреждени­ям, учреждениям социальной защиты населения, учреждениям здравоохранения и другим  государственным,  муниципальным  и  негосударственным  учреждениям (далее - учреждения органа опеки и попечительства).

2. Задачами учреждений органа опеки и попечительства являются: оказание содействия в выявлении и устройстве детей-сирот и детей, остав­шихся без попечения родителей, детей, нуждающихся в помощи государства;

осуществление работы по профилактике социального сиротства, жестокого обращения с детьми;

организация и обеспечение профессиональной помощи детям-сиротам и де­тям, оставшимся без попечения родителей, детям, нуждающимся в помощи госу­дарства;

организация и обеспечение профессиональной помощи родителям (иным за­конным представителям) детей, гражданам, желающим принять или принявшим детей на воспитание в свои семьи 2.

Учреждение органа опеки и попечительства может осуществлять свою дея­тельность в отношении граждан, проживающих на территории одного или не­скольких территориальных органов опеки и попечительства.

3.  Учреждение органа опеки и попечительства при выполнении отдельных работ для целей осуществления опеки и попечительства   в отношении несовер­шеннолетних действует на основании соглашения о сотрудничестве, заключаемо­го между соответствующим органом опеки и попечительства субъекта Российской Федерации и учреждением органа опеки и попечительства (далее - соглашение о сотрудничестве).

Соглашение о сотрудничестве предусматривает обязательства сторон по ор­ганизации и выполнению работы для целей осуществления опеки и попечительст­ва в отношении несовершеннолетних, иные условия в соответствии с законода­тельством Российской Федерации.

Соответствующий орган опеки и попечительства субъекта Российской Фе­дерации осуществляет контроль за выполнением учреждением органа опеки и по­печительства условий соглашения о сотрудничестве.

Статья 8. Полномочия учреждений органа опеки и попечительства

Учреждения органа опеки и попечительства в пределах своей компетенции:

1)  информируют территориальные органы опеки и попечительства о детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей, детях, нуждающихся в по­мощи государства;

2) участвуют в проведении обследования и подготовке заключения об усло­виях жизни и воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родите­лей, детей, нуждающихся в помощи государства, а также граждан, желающих принять детей на воспитание в свои семьи;

 

________________________________________________________

2 На усыновление, под опеку (попечительство), в приемную семью, на другие формы устройства, предусмотренные законодательством субъекта Российской Федерации

 

3) оказывают или организуют оказание психолого-педагогической, социаль­но-правовой и иной профессиональной помощи семьям с детьми, в том числе гра­жданам, принявшим детей на воспитание в свои семьи;

4) обеспечивают психолого-педагогическое и медико-социальное сопровож­дение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, детей, нуждаю­щихся в помощи государства, участвуют в осуществлении контроля за условиями жизни и воспитания детей, переданных на воспитание в семьи граждан;

5)  проводят работу по профилактике отказа родителей взять своих детей из родильного дома (отделения) либо из иного учреждения здравоохранения, образо­вательного учреждения, учреждения социальной защиты населения или из других аналогичных учреждений,   дачи родителями согласия на  усыновление (удочере­ние) детей, принимают меры по сохранению (восстановлению) связей между ро­дителями (иными родственниками) и детьми, переданными на воспитание в семью или в соответствующее учреждение, в случаях, если это отвечает интересам детей;

6)  организуют работу по информированию граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, о возможности принять детей на воспитание в свои семьи;

7) разрабатывают и реализуют программы психолого-педагогической подго­товки граждан, желающих принять детей на воспитание в свои семьи;

8)  организуют поиск родственников детей-сирот и детей, оставшихся   без попечения родителей, с целью соблюдения их преимущественного права принять детей на воспитание в свои семьи;

9)  осуществляют подготовку документов, необходимых для решения вопро­са об устройстве на воспитание в семью детей, находящихся на попечении учреж­дения органа опеки и попечительства;

10)  участвуют в подготовке проектов заключений территориального органа опеки и попечительства и судебных заседаниях по делам, связанным с воспитани­ем детей, защитой их личных и имущественных прав;

11)  принимают на попечение детей, находящихся на воспитании в семьях граждан, в случае отмены решения об устройстве ребенка на воспитание в семью, а также в случае немедленного отобрания ребенка у родителей или иных лиц, на попечении которых он находится, при непосредственной угрозе его жизни и здо­ровью;

12)  проводят разъяснительную работу с населением по вопросам выявления фактов семейного неблагополучия, жестокого обращения с детьми, организуют работу   по  привлечению   граждан  и  организаций  к  оказанию   помощи  детям -

сиротам    и    детям, оставшимся  без попечения родителей, детям, нуждающимся в помощи государства;

13) выполняют иные функции в соответствии с уставом учреждения органа опеки и попечительства, соглашением о сотрудничестве, настоящим Законом, иными законами и нормативными правовыми актами субъекта Российской Феде­рации.

 

Статья 9. Кадровое обеспечение государственного органа опеки и попе­чительства субъекта Российской Федерации, территориальных органов опе­ки и попечительства и учреждений органа опеки и попечительства

Норматив численности работников подразделения государственного органа опеки и попечительства субъекта Российской Федерации, выполняющего функции регионального оператора государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, определяется из расчета не менее 6 работников на 2 тыся­чи детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся на ре­гиональном учете.

Норматив численности работников территориального органа опеки и попе­чительства, непосредственно осуществляющих работу по защите прав детей, оп­ределяется из расчета не менее 1 работника на 2 тысячи детей в городе и не менее 1 работника на 1,5 тысячи детей в сельской местности, но не менее 3 работников на территориальный орган опеки и попечительства.

Дополнительная численность работников территориального органа опеки и попечительства, непосредственно осуществляющих работу по защите прав детей, предусматривается из расчета не менее 1 работника на 100 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, остав­шихся без попечения родителей.

Норматив численности работников учреждения органа опеки и попечитель­ства, находящегося в ведении субъекта Российской Федерации, непосредственно осуществляющих работу по защите прав детей, определяется из расчета не менее 1 работника на 25 обслуживаемых лиц.

………………………………


Приложение 3

Резюме проекта Федерального закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования работы по профилактике социального сиротства и развития семейных форм, устройства детей», подготовленного в Министерстве образования и науки России в июне-августе 2007 г. во исполнение поручения Первого заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Д.А. Медведева от 8 июня т.г. № ДМ-П12-2777 и направленного в Правительство Российской Федерации в начале сентября с.г.

Преамбула:

В Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 10 мая 2006 г. Президент России поручил «Правительству совместно с регионами создать такой механизм, который позволит сократить число детей, находящихся в интернатных учреждениях...». Задача эта имеет прямое отношение к решению демографической проблемы, поскольку и волна социального сиротства, захлестнувшая страну, и низкая рождаемость имеют одну причину: острый кризис семьи. Для выполнения указанного Поручения Президента необходимо как развитие альтернативного семейного устройст­ва детей-сирот, так и существенная активизация социально-восстановительной работы с неблагополучными семьями, т.е. работа по ранней профилактике сиротства. Однако существующая система органов опеки и попечительства не приспособлена к решению этих задач и фактически работает как гигантская «фабрика сиротства»: отобрание ре­бенка из семьи с последующим лишением родителей родительских прав - это сегодня, по сути, единственный способ защиты ребенка, права которого нарушаются в семье. Немного страшной конкретики: «Как это ни печально, на сегодняшний день все дет­ские дома в Кемеровской области переполнены. А их в области - шестьдесят! В итоге во временных приютах продолжают находиться около 400 ребят с готовыми доку­ментами на руках, ожидая своей очереди в детдом», - из статьи «Отцовщина», «Рос­сийская газета», 25.07.2007. И такая ситуация типична для большинства регионов Рос­сии. В стране фактически отсутствуют профессиональные учреждения («механизмы»), способные исполнять вышеуказанное Поручение Президента РФ от 10.05.06., т.е. по­следовательно вести дела по защите прав ребенка, включая и нормализацию обстанов­ки в кровной семье и семейное устройство детей, в таком устройстве нуждающихся,

И это не случайно, поскольку Семейный Кодекс РФ ориентирует государствен­ные и муниципальные органы власти именно на работу по «производству сирот», одно­временно «не допуская» привлечение к деятельности по опеке и попечительству ко­манды профессионалов (юридических или физических лиц). И хотя сейчас во всех ре­гионах России согласно Федеральному закону от 29 декабря 2006 г. № 258-ФЗ произ­водится реформа деятельности по опеке и попечительству, но при существующем Семейном Кодексе РФ ожидать каких-либо кардинальных изменений к лучшему не при­ходится. Об этом свидетельствует и поступающая из регионов тревожная информация: практически нигде не планируются коренные изменения в деятельности органов опеки и попечительства с целью исполнения Поручения Президента РФ. 25.06.2007 Мини­стерство образования и науки РФ направило в регионы «Рекомендации по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству в отношении несовершен­нолетних в субъекте Российской Федерации»; важнейшая компонента этих Рекоменда­ций - создание в регионе сети профессиональных учреждений для выполнения ком­плекса необходимых профессиональных работ. Однако в большинстве регионов эти Рекомендации остаются незамеченными, И хотя существует блестящий российский опыт организации необходимой работы, но опыт это не распространяется, не воспри­нимается.

Таким образом, налицо острая необходимость в появлении обязывающих феде­ральных документов, в совершенствовании федеральной нормативно-правовой базы. Именно эту задачу решает подготовленный в Министерстве образования и науки зако­нопроект, суть новаций которого кратко сводится к следующему:

1)  В Семейный Кодекс Российской Федерации вводится расширен­ное определение категории детей «нуждающихся в помощи государст­ва» (в том числе детей, проживающих в семьях, находящихся в социально-опасном положении; действующий Семейный Кодекс обязывает заботить­ся только о «детях, оставшихся без попечения родителей», т.е. уже став­ших фактическими сиротами); введена обязывающая норма разработки и реализации «плана мероприятий по защите прав и интересов ребенка». Вводится определение «социального патроната», раздел VI Семейного Кодекса РФ дополнен главой 21-прим, посвященной патронатному вос­питанию. Вводится понятие «учреждения но опеке и попечительству», что позволит обеспечить деятельность органов опеки и попечительства по защите прав детей кадровыми ресурсами с использованием имеющегося потенциала территорий. Эти профессиональные, соответствующим обра­зом лицензированные некоммерческие организации (в том числе реформи­рованные интернатные учреждения, также такими учреждениями могут быть некоммерческие неправительственные организации) смогут по пору­чению органа опеки и попечительства, по сути в порядке социального за­каза, последовательно вести дела по защите прав ребенка, включая и нор­мализацию обстановки в кровной семье и семейное устройство детей, б та­ком устройстве нуждающихся,

2)  В Главу 49 Трудовой Кодекс РФ вносятся дополнения, регули­рующие особенности труда патронатных воспитателей.

3) Чрезвычайно важно, что указанные выше понятия вносятся также и в Федеральный закон от 24 июня 1999 года № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушении несовершеннолет­них».

4) Разработано дополнение в статью 17 Федерального закона от 8 ав­густа 2001 года № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятель­ности» о лицензировании «деятельности по выявлению, устройству, пси-холого-педагогическому и медико-социальному сопровождению детей, нуждающихся в помощи государства, проведению профилактической 'ра­боты с ребенком в семье в форме социального патроната».

К законопроекту дано финансово-экономическое обоснование. Законопроект устанавливает, что Правительство Российской Феде­рации должно утвердить следующие подзаконные акты:

- «Положение о порядке признания ребенка, нуждающимся в помощи государства, и утверждения плана мероприятий по защите прав и интересов ребенка»,

- «Положение о порядке организации работы по социальному патронату»,

- «Положение о патронатном воспитании»,

- «Положение о порядке профессионального отбора и профес­сиональной подготовки патронатных воспитателей»,

- «Примерное (типовое) положение об учреждении по опеке и попечительству».

 

Нельзя допустить, чтобы наша страна встретила 2008 год - Год семьи России - с тяжелым грузом недостатков и пробелов действующего федерального законодательства в сфере защиты детства и семьи. Полагаем, что разработанный в Минобрнауки России жизненно важный закон должен быть принят уже этой осенью, действующим составом Государственной Думы. Полагаем также, что Правительство России должно в срочном порядке разработать подзаконные акты, указанные в данном законопроекте. Предвари­тельные проекты этих документов фактически уже существуют, нужна лишь политиче­ская воля к их доработке и принятию.

 

 

РОО №Право ребёнка»

16.09.2007

 


Приложение 4

Великий Новгород. Опыт организации восстановительной

работы с семьей и несовершеннолетними:

технология работы и нормативно-правовые документы

(Из сборника «Право ребенка на семью»,

сост. РОО «Право ребенка»)

 

 

*   *   *

Опыт работы социальных работников

Центра социальной помощи семье и детям.

Т.В. Заманова

Директор «Центра социальной помощи семье и детям»

Комитета по социальным вопросам и охране здоровья населения г. Великого Новгорода

В России идет становление социальной службы в социальной защите — от обслуживания одиноких граждан пожилого возраста или больных до социального патроната семей, имеющих несовершеннолетних членов, и находящихся в социально-опасном положении.

Все такие семьи, имеющие несовершеннолетних членов семьи, делятся условно на три категории:

  • Активные семьи, которые сами обращаются в центр за социальной поддержкой, положенной им по законодательству.
  • Семьи, требующиеся постоянной поддержки – родители-инвалиды.
  • Семьи, находящиеся в трудной жизненной ситуации и в социально-опасном по­ложении, которые подразделяются на две подгруппы:

•    мотивированные на оказание помощи,

•    немотивированные на оказание им помощи.

Основной трудностью для социального работника и является работа с немотивирован­ными родителями, образ жизни которых и создают угрозу жизни и здоровью детей, а также способствуют антиправному поведению подростков. Об опыте работы социальных работников с немотивированным клиентом и пойдет дальше речь.

Для осуществления интервенции (кризисного вмешательства) в семью, находящуюся в социально-опасном положении или трудной жизненной ситуации, выпущен ряд Постановле­ний Администрации Великого Новгорода, регламентирующих действия социального работни­ка и вопросы жизнеустройства детей, нуждающихся в поддержке государства. Действия соци­альных работников, прописанные в этих документах, обусловлены фактом наличия противоре­чий интересов родителей и детей. Действия и методы работы с такими семьями социального работника направлены на защиту интересов несовершеннолетних.

Кризисное вмешательство необходимо для того, чтобы держать ситуацию под контро­лем, выявить причины кризиса (неблагополучия) в семье и замотивировать членов семьи на изменение ситуации и разрешение кризиса.

Виды кризисного вмешательства:

  • ? Беседа. Выяснение возможностей предоставления необходимой помощи и содействия в трудоустройстве, лечении, а также в организации образования и досуга детей (осуществляют­ся с привлечением соответствующих органов и учреждений системы профилактики).
  • Программы примирения.
  • ? Рейды в семью с привлечением сотрудников опеки, милиции и составление акта об административном правонарушении.
  • ? Отобрание и временное помещение ребенка в социальное или медицинское учрежде­ние (соответствующие Постановления Администрации).

Остановимся на основной форме работы социального работника – беседа. Опишем ис­пользования программ примирения в семье. Остальные методы являются карательными и при­меняются очень редко: в случае угрозы жизни или здоровью несовершеннолетних.

Но прежде, чем описать собственно технологию беседы, опишем способы решения са­мой первой проблемы: как войти в квартиру и добиться, чтобы беседа началась.

После поступления сигнала о неблагополучии в семье, социальный работник (как пра­вило, это работник отделения срочного обслуживания) начинает собирать информацию об этой семье из разных источников. В базе данных центра имеются сведения обо всех получателях детских пособий и вначале выясняется, есть ли такая семья в базе, есть ли дети, какого возрас­та. После этого работник идет в семью. Конечно, случаи, когда родители не открывают дверь, бывают. Работник начинает сбор данных у соседей: выясняет, что за семья, работают ли роди­тели и где дети находятся (в школе, детском саду, у родственников и т.д.), когда родители бы­вают дома. Если дети посещают образовательное учреждение, то начинаются связи с социаль­ным педагогом. Выясняют, как идут на контакт дети и родители. Затем стараются посетить семью в то время, когда там есть взрослые члены семьи.

Население города имеет информацию о центре, его работниках, методах работы и если родители не пьяны, то очень редко бывают случаи, когда семья не пускает к себе социального работника.

При попадании в семью, работник представляется и объясняет, почему он пришел. Если родители пьяные, то договаривается о следующей встрече. Если родители просто агрессивны, он пытается договориться, опираясь на то, что центр не принимает никаких карательных мер в отношении семьи, что наша задача выяснить что случилось, в чем нужна поддержка этой се­мье, чтобы изменить положение, составляет акт. В первой беседе работник упор делает на за­щиту прав несовершеннолетних. Установление контакта, снятие агрессивности через умение отражения состояния клиента зависит от квалификации сотрудника (которых этому постоянно обучают).

Конечно цель беседы: установить доверительные отношения, выяснить причину «паде­ния» семьи, вместе с родителем обсудить пути выхода и совместно действовать. Все структуры города (школы, молодежные организации, центр «Катарсис», Управление по охране здоровья населения, центр занятости и т.д.) откликаются на запросы и просьбы социальных работников центра. На участковых (межведомственных) социально-психологических комиссиях специали­сты обсуждают план реабилитации семьи (родителя и ребенка) и каждое ведомство вносит свой вклад в поддержку членов семьи. Заведующие отделений центра имеют личные связи с различными учреждениями, что позволяет быстро решить вопросы.

В отношении трудоустройства подростков вопросы решаются с предпринимателями: есть несколько частных фирм, которые по нашему направлению принимают подростков. Кроме того, существуют молодежные биржи (центр САМ), в течение каникул центр сам организует занятость подростков.

С родителями труднее, трудность состоит в создании мотивации на трудоустройство. Если нет соответствующего образования, то работы предлагаются низкооплачиваемые.

Итак, о технике проведения беседы. Как вид кризисного вмешательства, беседа, помимо общих характеристик, имеет четко определенные задачи, которые должны быть разрешены в определенный (достаточно короткий) срок. Для проведения беседы социальный работник обу­чается восстановительным техникам и приемам, позволяющим установить контакт с клиен­том, помочь разобраться в случившемся и наметить возможные пути выхода из кризиса.

При проведении беседы используются техники и приемы:

•  Невербальное общение – демонстрировать умение слушать (и слышать) и заинтересо­ванность в деле клиента.

•  Визуальный контакт – лучше смотреть в глаза, желательно при этом находится на од­ном уровне с собеседником (оба стоят или оба сидят).

•  Тон и скорость речи – спокойный доброжелательный тон, дать почувствовать клиенту, что его не осуждают, понимают, принимают (что одно из самых важных условий установле­ния контакта).

•  Физическое пространство – обстановка и расположение клиента и социального ра­ботника.

•  Время – дать клиенту время выразить свои чувства, тем самым дать почувствовать клиенту, что вы не торопитесь. Однако время беседы ограничено и нужно об этом заранее ска­зать клиенту. Необходимо выдерживать паузу, чтобы дать клиенту время для обдумывания от­вета и выражения своих чувств.

•  Активное слушание – способ сосредоточенного внимательного слушания без речевых реакций, дающих оценку сказанного. Этот метод позволяет решить важнейшую из проблем – проблему доверия, когда собеседник чувствует искренний интерес к нему, как к человеку.

•  Перефразирование - уточнение информации, снятие иллюзии «понятности», показы­вает собеседнику, что его слушают.

•  Резюмирование – краткое формулирование высказываний собеседника помогает, ко­гда обсуждение затянулось, прояснить проблемы и направить беседу в нужное русло.

•  Отражение – отражение чувств, состояние собеседника позволяет создать (при отсут­ствии оценки, осуждения   и наличии принятия, понимания) мотивацию на изменение, поиск путей решения проблемы.

При ведении беседы с членами семьи стремиться к обсуждению не личности собесед­ника, а его поступков, чувств и последствий, при этом уважая его мнение и позицию.

Социальный работник во время беседы старается не произносить повествовательных и утверждающих предложений (кроме вводного и заключительного слова). Его инструмент – это предельно точно сформулированные вопросы. Стараться задавать открытые вопросы (кто …, как…, почему, ваше мнение…., что хотели… и т.д.), которые требуют развернутого ответа, ли­бо разъяснительные («Не объясните ли …», «Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду…»), либо риторические, не требующие прямого ответа, но обеспечивающие поддержку («Мы ведь придерживаемся одного мнения по этому вопросу ?»).

В работе с такими семьями социальный работник использует основные принципы:

  • использование команды (других специалистов Центра: психолога, юриста, заве­дующей, используя супервизию своей работы),
  • использование потенциала семьи и ее сильных сторон.

От первого визита в семью зависит весь дальнейший путь эффективной реабилитацион­ной работы. В качестве одного из методов установления контакта и доверия социальные ра­ботники используют составление генограммы и карты социальных отношений. Порядок, фор­мы составления генограмм и карт социальных отношений приведены в различных книгах по социальной работе.

Из приведенного выше следует, что эффективная работа социального работника зависит от его квалификации. Учитывая низкие зарплаты в социальной сфере, не стоит надеяться на приход новых обученных кадров, а следует повышать квалификацию работающих специали­стов. Да и молодым специалистам, получившим специальное образование, требуется время, чтобы стать квалифицированными специалистами.

В Центре работает группа психологов, которые обучают социальных работников вос­становительным технологиям, заведующих проводить супервизию работы социального работ­ника. Еженедельно проводятся тренинги, на которых разыгрываются реальные ситуации и на­мечаются пути работы с семьей. Социального работника обучают, как выбрать главное в клубке проблем семьи, как снимать напряжение (усталость) от постоянного вовлечения в про­блемы семей.

В Великом Новгороде с 1997 г. Работают межведомственные постоянно действующие социально-психологические комиссии. Город разделен на 16 участков. Деление города на уча­стки взято из системы МВД. Центром участка является опорный пункт милиции, в котором 1 раз в неделю социальный работник принимает жителей по месту проживания. На приеме соци­альный работник оказывает содействие в получении льгот (выдача справок о малообеспеченности семьи, талоны в благотворительную столовую, талоны в магазины «Милосердие» и «Добротея»), вызывает неработающих родителей по обсуждению проблем. Родители, из семей, находящихся в социально-опасном положении, чаще соглашаются на встречу вне дома, так как лишний раз не хотят никому показывать, как они живут. Социальный работник принимает в отдельных помещениях в опорных пунктах на территории и это рядом с домом, не надо поль­зоваться транспортом. Если родитель не приходит, то работник идет в семью и все начинает сначала: пытается установить доверительные отношения, выясняет причину, вместе обговари­вает совместные действия и планы на будущее.

Заседаний комиссий проводятся один раз в месяц на участках с приглашением участни­ков комиссий: инспекторов ПДН, социальных педагогов образовательных учреждений, ин­спекторов опеки. На заседаниях обсуждаются планы реабилитации семьи или подростка и рас­пределяются обязанности по проведению совместных с семьей мероприятий. Вызов нерадивых родителей или несовершеннолетних правонарушителей проводится крайне редко и дается не просто.

Кроме того, социальные работники школ хотят видеть в комиссии еще один админист­ративный карающий орган. Но комиссия не предназначена для карательных мер воздействия на членов семей.

В Центре в отделении срочного обслуживания подготовлена команда по разрешению семейных конфликтных ситуаций (в том числе и в случаях насилия) и разрешению конфликт­ных и криминальных ситуаций с участием несовершеннолетних.

Если социальный работник считает, что требуется длительная программа по разреше­нию взаимоотношений между конфликтующими сторонами, то проводятся программы прими­рения:

  • программы примирения в семье,
  • «круг заботы» с привлечением людей из социального окружения подростка,
  • программы примирения между жертвой и правонарушителем (ситуации могут быть и криминальные, но с участием несовершеннолетних).

Алгоритм проведения этих программ описаны в других документах.

Февраль 2004 г.

Великий Новгород